Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)

Я уже упоминал погибшего в ковидарии хирурга из последней городской общехирургической неотложки. Сегодня узнал подробности. Сын его приходил. В свидетельстве о смерти ее причина "Повторный инфаркт". Поскольку последний анализ ПЦР отрицательный, то ковидом он на момент смерти не болел. Страховка не положена...
И да, никто из переболевших рядовых сотрудников в Клинике Федерального Подчинения страховки тоже не получит. Слово "рядовых" упомянуто потому, что не про рядовых ничего не знаю.
Хорошо, что я в Родине никогда не сомневался, а ведь кто-то и плакал.
Ну, чо, благодарное человечество? Спой что ли еще раз "Люди в белых халатах"? Не мне. Им. Это их жизнь - три атаки и братская могила. Я-то теперь элитка плановая и нормально оплачиваемая...

О сравнительном анализе...

К журналистике, а, особенно, к провинциальной журналистике, я относился однозначно. Теперь признаю - зря. Иногда зря. Совсем иногда.
Пара сюжетов с интервалом в три дня. Комментировать не буду. Sapienti sat, что в переводе с одного мертвого языка означает "умному достаточно". А с дураками, да на их поле... Дело безнадежное.





Порадовался, что я больше не в системе. Нет, и в системе я держался сам по себе, а сейчас просто никаким боком...

О цитатах из меня - 112...

"Допустимо ли, в свете происходящих событий, продолжать считать словосочетания "черная магия", "черная месса" и прочие, употребимыми в литературных, пусть и фантастических, произведениях?"(я)

"Песня "Вихри враждебные", исполнявшаяся в начале ХХ века рабочими на маевках и в начале века ХХI хипстерами в отделениях полиции, из-за строчки "Темные силы нас злобно гнетут" начала приобретать новое смысловое значение"(я)

О февральском ежегодное...

Ну, чо? Перелистну еще одну страницу ощутимо похудевшего, а когда-то казавшегося таким толстым календаря, и?..
И ничо. Невелик праздник, хотя-я... олкоголь-то будет, значит некоторый элемент радости таки наличествует. Трагедии из процесса перелистывания тоже делать не сто́ит - процесс естественный ("поэтому не безобразный" так продолжили бы упоминание о естественности наши, наливающиеся вторичными половыми признаками, девицы классе, эдак, в девятом).
Профессиональный и должностной потолок достигнут, с достигнутым управляюсь действительно неплохо, и большего не хочу.
Поэтому - подольше бы удержаться на пике формы, не научиться бояться и не разучиться смеяться. Касаемо себя все. Дальше... э-э-э... не, дальше не тишина. Пока. Дальше - "встань и иди"(с).
А теперь, как всегда, ритуальный музыкальный привет с элементами автобиографичности

О диалогах в операционной - 190...

Во время планового длительного полета внезапно заходит разговор о снах. Алексей Романович помалкивает. И совсем не потому, что его сны от перманентно-постоянных дежурств умерли. Умерли они, как выяснилось, только клинической смертью. Небольшое воздержание от неотложки в качестве реанимационных мероприятий и сны ожили и восстановились. Почти. Почти восстановились. Ибо нет любимых кошмаров, которые саспенс и хоррор, а сплошь социалистический реализм. Два раза снился. Пересечь скошенное кукурузное поле из виноградника в предгорную зеленку. Широкое, сцуко. Бегом. Доктор, понятное дело, согласно ВУСу и БУСВу, в первом эшелоне тыла, аккурат перед тыловым охранением, но бегом. И говно. Положенное по штату говно, навешенное спереди и сзади, по грудной клетке спереди и сзади хлопает. Не положенное по штату говно на берцы снизу липнет. А я никогда не любил кроссовую подготовку. Но надо быстро, чтобы незаметно просочиться. Но дыхалки не хватает. Но это никого не колышет. Бе-гом. Три шага вдох, три - выдох. Ы-ых - ы-ы-ых... Часто снится. Никак обратно хочется, но дыхалки по-прежнему не хватает?
Правда, я не рассказываю про этот, соцреалистический, сон, в котором страшно, это только мое, интимное. Рассказываю я про другой, в котором еще страшнее, хотя это был как раз любимый саспенс и хоррор. Приснился он лет еще двадцать тому назад, но испытанный страх не забылся до сих пор...
- Осознаю, что умер. Понимаю, что я мертвый и в гробу лежу. Меня, понятное дело, хоронят. Речи говорят про то, какой я был хороший и замечательный. А я, бля (бля - это неопределенный артикль), знаю, что мертвый и поэтому в гробу лежу - интересный, кстати, ракурс оттуда. Прокомментировать, опять же, хочу. Ответку им заслать. Но не могу. Потому что понимаю, что умер и говорить мне не положено...
Для непонятливых поясняю - самое страшное, это невозможность заслать ответку.

О стихийных бедствиях еще раз...

Из переписки с дщерью в ватсапике:
- Дедушка Лёши, ты в отпуске?
- Типа того
- Ты не мог бы в садике снег почистить? Пишут, что только мы не чистили

Ну чо, мог я в садике снег не чистить? Вот то-то и оно... Как в мое время писали в... э-э-э... ну, в общем, писали... "верный присяге и воинскому долгу при выполнении задания Партии и Правительства" почистил. Полтора часа. Не знаю, кто до меня там этим занимался, но туеву хучу снега перекидал вокруг метеоплощадки нашей группы, формируя из лежалых сугробов кирпичи, поелику опыт. И задумался:

Я, вообще-то, до 14 лет вырос в деревне и расчистка тропинки к дому лопатой была, в основном, моей боевой задачей. Но я лет сорок, как не в деревне.

На пятом курсе в марте 1987 года в нашу бурсу приезжала пятилетняя проверка из ЦВМУ (Центрального Военно-Медицинского Управления МО СССР). И факультетскому зампотылу в качестве самой дешевой рабочей силы выдали наш седьмой "педиатрический" и "самый раздолбайский" взвод. Сначала мы из здоровенной клумбы посреди плаца по его повелению сформировали красивый квадратный сугроб, но белые грани на фоне грязно-серого верха смотрелись не эстетично. Потом мы сформировали бесформенный сугроб обратно, но это бело-грязно-серое месиво выглядело еще веселее. Итогом стало выбрасывание всего снега на плац и растаптывание его методом ходьбы строем под песню. Но я лет двадцать пять как не военнослужащий, и уж лет тридцать точно не рядовой. Кстати, еще и гвардии, ибо этого звания и нагрудного знака меня тоже никто не лишал

Короче, стало мне ясно, что кидание снега - это кысмет. Судьба по-нашему...

О забыто-историческом - 33...

Есть ощущение, что сегодня никто, кроме меня и не вспомнит об этих ликвидаторах аварии, случившейся за 16 лет до Чернобыля.
Клинику острых лучевых поражений мы проходили с изучением реальных историй болезни пострадавших при неизвестной никому тогда и малоизвестной сейчас радиационной аварии на заводе «Красное Сормово» 18 января 1970 года, произошедшей при проведении гидравлических испытаний первого контура силовой установки подводной лодки К-320 проекта "Скат" со сбросом радиоактивной воды в Волгу. 12 погибших на месте (а это значит, что мужики по десяточке килобэров огребли, между прочим, дозу назвал по памяти - учили нас хоть и жестко, но хорошо) и трое умерших почти сразу от острой лучевой болезни. Кстати, раздолбайство (отсутствие требуемой заглушки трубопровода) и трусость начальства (замалчивание аварии, отсутствие дезактивации в первые сутки) наличествовали в достаточном количестве, все как положено. Из более тысячи ликвидаторов на сейчас выжило вряд ли более четверти. Все инвалиды. Никаких знаков отличия не имеют, кроме доплаты к пенсии в 750 рублей и 50% скидки на коммунальные услуги.

О пафосных диалогах носителей сходных генотипов...

Идти (или как писали бы в книгах 30-х годов "итти") нам с молодым человеком с места его работы в садике до его дома далеко - метров 600. Или 650. Из них 20 бегом. Потому что через дорогу. Хотя и зеленый, но мало ли... Поэтому приучаю бегом.
- Эдик, я устал!
- Или на шею хочешь? Так и скажи.
- Нет, я устал...
- Мужчинам нельзя уставать. Ты же мужчина?
- Мужчина. Я маленький мужчина.
- Это девочки бывают большие и маленькие,а мужчина всегда одинаковый. Он мужчина или не мужчина. Так и говори, что на шее хочешь покататься... - а дальше уже про себя - ... Однако ты нуждаешься во мне все меньше и меньше, пусть пока и незаметно. Потом придет время, когда ты перестанешь нуждаться во мне вообще и общаться со мной ты будешь редко и по привычке. По привычке - это неплохо, очень часто это бывает только из вежливости или по необходимости. А потом я от тебя уйду, и это тоже нормально. Для тебя это будет не столько трагедией, сколько первым опытом знакомства с серьезным нарушением окружающего тебя мироустройства. Тогда ты и не будешь догадываться, что я вернусь. Потом, позже. Нет, не когда тебе будет двадцать пять, нет. Еще позже. Когда тебе будет пятьдесят или больше. Я вернусь, когда ты однажды с незаметной чуть горчащей тоской вспомнишь именно меня и это катание на моей шее.
И, кстати, вернусь я не обязательно мальчиком...

Об общественном мнении...

Ширнармассы, насмотревшись телевизора, двояковыпукло бурлят по поводу опоздания "Скорой" к молодому пациенту, у которого внезапно произошла клиническая смерть. Понятно, что вердикт и принятые меры тоже будут обусловлены этим самым т. наз. "общественным мнением". Любопытно, а это только я задумался о причинах этой самой внезапной клинической смерти, перешедшей в биологическую? Это то, что первым приходит в голову или что-то другое?
И в любом случае хочется заметить для считающих минуты - за четверть века лечения этой самой внезапной клинической смерти, причем не на квартире, а в условиях так или иначе, но оборудованного стационара, включая централизованную подачу кислорода, и не спустя какое-то время, а сразу после срабатывания тревоги кардиомонитора, успешно отреанимированных у меня... э-э-э... пальцев на одной руке пересчитать хватит, причем половина опять-таки погибла впоследствии, уже от постреанимационных осложнений. Тех, которые первыми приходят в голову, не считал, тех около десятка или чуть больше наберется.

О вещих снах...

Надысь коллегу-сослуживца видел. Во сне. Потому как наяву не получится - лет десять назад он покончил жизнь самоубийством с применением профессиональных знанийв вследствие несчастной однополой любви (кстати, анестезиологам в этом плане хорошо - они знают как соскочить легко и не больно). Впрочем, вот однополость - это сугубо его проблемы, поскольку нам, раздельнополым, он свою эксклюзивность никак не демонстрировал и, соответственно, с кем он спит нас беспокоило мало. Чо-то я отвлёкся...
Вот во сне я его и видел. Мы с ним пивас в баре хлебали. А потом он сказал:"Подожди, сейчас приду..." - и вышел. С концами (во всех смыслах этого слова). Теперь думаю - к чему бы? То ли лыжи не едут грамотность профессиональную напоследок показать надо, то ли к смене ориентации дело идёт?
Кстати, в начале февраля 1990 я слышал звавший меня голос... ну не друга, но хорошего приятеля. Подумал ещё, что пить надо начать, а то трезвость добром не кончится (я тогда сухой был, как лист, после гепатиту им. Боткина). Как я позже узнал, мой не друг, но хороший приятель, за день до этого опять-таки покончил с собой (ага, прямо не круг общения, а сплошной клуб самоубийц...), правда я этого знать не мог, ибо находились мы тогда в полной блокаде, включая информационную (ну в смысле ни писем, ни телефонной связи с домом). А день я запомнил потому, что на следующий день после, так сказать, голосов, мы влетели. Один раз я даже подумал, что все, жопа. Но обошлось...