Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

О сравнительном анализе...

К журналистике, а, особенно, к провинциальной журналистике, я относился однозначно. Теперь признаю - зря. Иногда зря. Совсем иногда.
Пара сюжетов с интервалом в три дня. Комментировать не буду. Sapienti sat, что в переводе с одного мертвого языка означает "умному достаточно". А с дураками, да на их поле... Дело безнадежное.





Порадовался, что я больше не в системе. Нет, и в системе я держался сам по себе, а сейчас просто никаким боком...

О цитатах из меня - 112...

"Допустимо ли, в свете происходящих событий, продолжать считать словосочетания "черная магия", "черная месса" и прочие, употребимыми в литературных, пусть и фантастических, произведениях?"(я)

"Песня "Вихри враждебные", исполнявшаяся в начале ХХ века рабочими на маевках и в начале века ХХI хипстерами в отделениях полиции, из-за строчки "Темные силы нас злобно гнетут" начала приобретать новое смысловое значение"(я)

О февральском ежегодное...

Ну, чо? Перелистну еще одну страницу ощутимо похудевшего, а когда-то казавшегося таким толстым календаря, и?..
И ничо. Невелик праздник, хотя-я... олкоголь-то будет, значит некоторый элемент радости таки наличествует. Трагедии из процесса перелистывания тоже делать не сто́ит - процесс естественный ("поэтому не безобразный" так продолжили бы упоминание о естественности наши, наливающиеся вторичными половыми признаками, девицы классе, эдак, в девятом).
Профессиональный и должностной потолок достигнут, с достигнутым управляюсь действительно неплохо, и большего не хочу.
Поэтому - подольше бы удержаться на пике формы, не научиться бояться и не разучиться смеяться. Касаемо себя все. Дальше... э-э-э... не, дальше не тишина. Пока. Дальше - "встань и иди"(с).
А теперь, как всегда, ритуальный музыкальный привет с элементами автобиографичности

О диалогах в операционной - 190...

Во время планового длительного полета внезапно заходит разговор о снах. Алексей Романович помалкивает. И совсем не потому, что его сны от перманентно-постоянных дежурств умерли. Умерли они, как выяснилось, только клинической смертью. Небольшое воздержание от неотложки в качестве реанимационных мероприятий и сны ожили и восстановились. Почти. Почти восстановились. Ибо нет любимых кошмаров, которые саспенс и хоррор, а сплошь социалистический реализм. Два раза снился. Пересечь скошенное кукурузное поле из виноградника в предгорную зеленку. Широкое, сцуко. Бегом. Доктор, понятное дело, согласно ВУСу и БУСВу, в первом эшелоне тыла, аккурат перед тыловым охранением, но бегом. И говно. Положенное по штату говно, навешенное спереди и сзади, по грудной клетке спереди и сзади хлопает. Не положенное по штату говно на берцы снизу липнет. А я никогда не любил кроссовую подготовку. Но надо быстро, чтобы незаметно просочиться. Но дыхалки не хватает. Но это никого не колышет. Бе-гом. Три шага вдох, три - выдох. Ы-ых - ы-ы-ых... Часто снится. Никак обратно хочется, но дыхалки по-прежнему не хватает?
Правда, я не рассказываю про этот, соцреалистический, сон, в котором страшно, это только мое, интимное. Рассказываю я про другой, в котором еще страшнее, хотя это был как раз любимый саспенс и хоррор. Приснился он лет еще двадцать тому назад, но испытанный страх не забылся до сих пор...
- Осознаю, что умер. Понимаю, что я мертвый и в гробу лежу. Меня, понятное дело, хоронят. Речи говорят про то, какой я был хороший и замечательный. А я, бля (бля - это неопределенный артикль), знаю, что мертвый и поэтому в гробу лежу - интересный, кстати, ракурс оттуда. Прокомментировать, опять же, хочу. Ответку им заслать. Но не могу. Потому что понимаю, что умер и говорить мне не положено...
Для непонятливых поясняю - самое страшное, это невозможность заслать ответку.

О забыто-историческом - 33...

Есть ощущение, что сегодня никто, кроме меня и не вспомнит об этих ликвидаторах аварии, случившейся за 16 лет до Чернобыля.
Клинику острых лучевых поражений мы проходили с изучением реальных историй болезни пострадавших при неизвестной никому тогда и малоизвестной сейчас радиационной аварии на заводе «Красное Сормово» 18 января 1970 года, произошедшей при проведении гидравлических испытаний первого контура силовой установки подводной лодки К-320 проекта "Скат" со сбросом радиоактивной воды в Волгу. 12 погибших на месте (а это значит, что мужики по десяточке килобэров огребли, между прочим, дозу назвал по памяти - учили нас хоть и жестко, но хорошо) и трое умерших почти сразу от острой лучевой болезни. Кстати, раздолбайство (отсутствие требуемой заглушки трубопровода) и трусость начальства (замалчивание аварии, отсутствие дезактивации в первые сутки) наличествовали в достаточном количестве, все как положено. Из более тысячи ликвидаторов на сейчас выжило вряд ли более четверти. Все инвалиды. Никаких знаков отличия не имеют, кроме доплаты к пенсии в 750 рублей и 50% скидки на коммунальные услуги.

О вещих снах...

Надысь коллегу-сослуживца видел. Во сне. Потому как наяву не получится - лет десять назад он покончил жизнь самоубийством с применением профессиональных знанийв вследствие несчастной однополой любви (кстати, анестезиологам в этом плане хорошо - они знают как соскочить легко и не больно). Впрочем, вот однополость - это сугубо его проблемы, поскольку нам, раздельнополым, он свою эксклюзивность никак не демонстрировал и, соответственно, с кем он спит нас беспокоило мало. Чо-то я отвлёкся...
Вот во сне я его и видел. Мы с ним пивас в баре хлебали. А потом он сказал:"Подожди, сейчас приду..." - и вышел. С концами (во всех смыслах этого слова). Теперь думаю - к чему бы? То ли лыжи не едут грамотность профессиональную напоследок показать надо, то ли к смене ориентации дело идёт?
Кстати, в начале февраля 1990 я слышал звавший меня голос... ну не друга, но хорошего приятеля. Подумал ещё, что пить надо начать, а то трезвость добром не кончится (я тогда сухой был, как лист, после гепатиту им. Боткина). Как я позже узнал, мой не друг, но хороший приятель, за день до этого опять-таки покончил с собой (ага, прямо не круг общения, а сплошной клуб самоубийц...), правда я этого знать не мог, ибо находились мы тогда в полной блокаде, включая информационную (ну в смысле ни писем, ни телефонной связи с домом). А день я запомнил потому, что на следующий день после, так сказать, голосов, мы влетели. Один раз я даже подумал, что все, жопа. Но обошлось...

О забыто-историческом - 28...

За месяц до Московской Олимпиады, 27 июня 1980 г. экипажи майора Г.В. Каракозова и капитана А. Щепачева из 134-й отдельной дальнеразведывательной авиационной эскадрильи ВВС ТОФ выполняли вылет на воздушную разведку десантного отряда кораблей ВМС Японии над нейтральными водами Японского моря днём, в сложных метеоусловиях. Полёт в районе цели производился на малой высоте 200 - 400 м. Высота нижней кромки облачности в этом районе составляла от 300 до 400 м. При выходе из облаков экипаж Щепачева увидел впереди себя вспышку и самолёт Каракозова, цепляющий воду крылом. После чего тот столкнулся с водной поверхностью, разрушился и затонул. Ведомый встал в круг над местом падения ведущего и выполнил его фотографирование. Члены экипажа Щепачева наблюдали, как к месту катастрофа подошёл японский десантный корабль и начал подбирать с воды обломки. По остатку топлива самолёт ведомого вернулся на аэродром. Практически все пилоты считают причиной падения самолёта Каракозова огневое воздействие с японских кораблей, но подтвердить или опровергнуть это не удалось. Экипаж Ту- 16р, в составе командира корабля майора Г.В. Каракозова, штурмана капитана В.Е. Кедрова, правого лётчика курсанта С.В. Завьялова, штурмана-оператора курсанта С.В. Дмитриева, оператора радиоразведки ст. лейтенанта В.А. Чеурина, воздушного стрелка-радиста — начальника связи эскадрильи капитана Л.Ф. Белоусова, командира огневых установок прапорщика В.П. Лысенко — погиб. Были найдены тела только штурмана и штурмана-оператора.
Некоторые особо патриотически ориентированные сайты утверждают, что японцы и катапультировавшийся экмпаж расстреляли. Врут. Самолет никто покинуть не успел.

О забыто-историческом - 17...

Отмененным ныне праздником навеяло...
Господа и товарищи, как-то вдруг сопоставил даты и понял, что в детстве меня заставляли поклоняться не тем идолам! Пока Ильич I 24 октября ( по старому стилю) 1917 в петроградской съемной квартире писал, что промедление в восстании смерти подобно, в Казани в районе отеля Корстон Арского поля уже шли бои между проправительственными юнкерами и революционно настроенными сторонниками Майдана солдатиками 2-й артиллерийской бригады. Полагаю, что градус революционного настроя сторонников Майдана артиллеристов был надлежащим: вместо цепи юнкеров попасть в купол Варваринской церкви - это надо от души нахлобучить. Военным руководителем восстания, кстати, был левый эсер. Прапорщик Ершов Николай Евгеньевич. А погиб экономист ОГПУ Н.Е. Ершов в автокатастрофе аккурат после десятилетнего юбилея октябрьского переворота (так это событие тогда официально называлось). Судьбы остальных руководителей переворота в Казани сложились не менее забавно.
Первый секретарь губкома уже РКП(б) Я.С. Шейнкман был прислонен к стеночке чехословацкими кому оккупантами, кому освободителями. Начальник ГубЧК Г.Ш. Олькеницкий вообще был застрелен пьяненькими матросиками на отдыхе в поселке Заимище (одном из мест тусовки тогдашнего бомонда на пленэре) еще летом 1918, задолго до чехов (весьма мутная история, надо сказать). У казанских юнкеров яйца оказались гораздо более металлическими, чем у питерских декадентов - сопротивление они прекратили после падения Временного правительства.
вместо морали: Так что помнящих, что это за праздник - с праздником!

О тихой госпитальной службе...

Военврач II ранга (майор м/с по-нонешнему) С.С.Бабкин. Начальник госпиталя 28-го стрелкового корпуса (место постоянной дислокации - Брестская крепость).


Возглавил оборону госпиталя 22.6.1941. Погиб прикрывая эвакуацию оставшихся больных.
Батальонный комиссар (майор по-нонешнему) Н.С.Богатеев. Комиссар госпиталя 28-го стрелкового корпуса (место постоянной дислокации - Брестская крепость).


Погиб 22.6.1941 при обороне госпиталя в рукопашной.
    

О сорокапятилетии со дня смерти...

Я впервые по-настоящему услышал о нем в Артеке. Лагерь "Кипарисный", смена май-июнь 1977. Как там эти политические уроки с пионерами назывались? Уже и не помню. Доктор. Левак, почти троцкист. По нонешним меркам - практически террорист (хотя здесь - это смотря кто оценивать будет). Но... Бескорыстен. Личного мужества, судя по всему, хватило бы на пятерых. Красиво прожил. Достойно ушел. Мало кому удается.


Но до сих пор не могу понять - почему он живым сдался?