Category: общество

О забыто-историческом - 47 (ч. 2)...

Кстати, написав часть первую, совершенно незаметно упомянул "партизан", призванных из Краснодарского и Ставропольского краев для развертывания воинских частей, дислоцированных в Азербайджане, до штатов военного времени. Кстати, пробыли они в этих частях от трёх до пяти дней, но кому-то хватило... А потом их увезли обратно. После женских митингов. Митинговали женщины в Краснодаре перед обкомом. Может где-то ещё митинговали, но помню только про Краснодар.

Меня это тоже коснулось. Наш гвардейский горнострелковый был одним из наиболее укомплектованных, но народу все равно не хватало. Лично я, получив под начало партизанский отряд в отделение сбора и эвакуации раненых из когда-то служивших санинструкторами инкассаторов, слесарей и прочих огородников сорока лет от роду почему-то вспомнил 1941-й. Наверное потому, что нам предстояло воевать. Кстати, да, в моей санитарной буханке отметины были с обеих сторон, справа, в проекции бензобака, вмятина от картечи. С противным визгом рикошетит, кстати. Слева, симметрично, дырка от пули из СКС-а. Прицельно лупили. Правда второй бак несимметрично у УАЗ-а расположен. Если бы все было наоборот - не стал бы великим (не гениальным) русским писателем. Забавно...

- А что тут у вас, пацаны, совсем страшно? - это теперь мой партизанский отряд интересовался у не менее моих зольдатиков за спиной своего командира. Думали, что не слышу.
- Папаши, блять! И что с вами делать буду? - вслух перед строем рассуждал я, и.о. командира медроты, в великом чине гвардии лейтенанта. И было мне двадцать пять лет от роду. Оказывать первую врачебную помощь мне предстояло двум с половиной тысячам человек, потому что нас настраивали на штурм Шуши, где сконцентрировались выбитые из Баку боевики. А спустя пару дней мне предстояло стать ещё и и.о. начальника медслужбы полка и временными начмедом гарнизона. Стремительный карьерный рост предстоял. Папаши смотрели на своего лихого командира серьезно и недоверчиво...

Когда папаш забирали обратно (по настоянию жён, кстати - "Казаки, казаки, едут-едут по Берлину наши казаки"), они виновато не смотрели нам в глаза.
- Пацаны... Ну вы это... Давайте там... - да, а ведь для них даже я, лихой командир, был пацаном.
Мы успели написать домой. Потому что знали - почта больше не работает. И не будет. А из Краснодара письма дойдут.

Вместо краснодарских партизан нам на усиление прислали, кажется, 39-ю десантно-штурмовую бригаду из г. Хырова Прикарпатского ВО. И ровно тридцать лет назад Олег Старостин, врач парашютно-десантного батальона, увидев меня, истошно завопил:
- Татарин, сука! Ты живой?!.

Вместо морали: Кстати, "татарин" - это не констатация элементов моего генотипа, ибо я до сих пор считаю себя советским человеком, да и являюсь таковым, последним псом Империи. "Татарин" - это погремуха с факультета, на котором мы с врачом парашютно-десантного батальона Олегом Старостиным учились в соседних взводах. Ибо благодаря мне половина курса, представления не имеющего ни о существовании татарского языка, ни о существовании татарской культуры, таки материлась по-татарски. Но премию имени Габдуллы Тукая мне за это не дадут...

Тридцать лет прошло. Ровно тридцать. Больше половины жизни. И мы сделали все, что могли...

О диалогах в операционной - 256...

Алексей Романович, приехавший в Частную Онкологическую Клинику на тактический ("тактический" - это потому, что с выездом на спортивную базу "Динамо" для милитаристких игрищ) корпоратив и, одновременно, детский новогодний праздник вместе с молодым человеком, посторонился, пропуская выписанную пациентку с нерусской фамилией. Кстати, по поводу нерусской фамилии Алексей Романович рассказал в операционной нерусский анекдот "Ты Йобана мать? Мужайся, мать, Йобана убили!". Дама была счастливой и в сопровождении мужа. Она скользнула неузнавающим взглядом по атлетичной фигуре и продолжила одеваться. Странно, меня мужик в непромокаемых лыжных портах, тактическом свитере с арафаткой на шее и в хирургических сабо все-таки немного бы заинтересовал.
- Не узнаете? - Алексей Романович привычно улыбнулся правой половиной лица. Дама присмотрелась. А потом бросилась на шею.
- Ой! Я вас только по голосу и по улыбке узнала! Спасибо! Все было здорово! А я так наркоза боялась... С наступающим! Чтобы у вас все было хорошо! - И все это на глазах посторонних зрителей, включающих а) мужа и б) молодого человека.
Муж отреагировал толерантно ("Это потому что у меня арафатка на шее": подумал Алексей Романович). Молодой человек таращился во все глаза...
А потом попросил, чтобы его старый друг показал операционную. Старому другу не жалко...

- Видишь, как смотрел? - спросила у невинно обнятого наша терапевт. - Может тоже анестезиологом будет?
- Его бабка об этом как-то заикнулась. Пообещал, что удавлю обоих...

Кстати, отчёт о корпоративе и, одновременно, детском новогоднем празднике воспоследует. Может быть...

О диалогах в операционной - 253...

- Пришла ко мне на приём бабуля. Вся из себя интеллигентная и трепетная... - операция идёт, наркоз тоже (и туда же) шеф-гинеколог Светлана Петровна чешут языки с операционной сестрой Клавдей, Алексей Романович опять-таки при деле, сидит в углу, тихо уткнувшись в планшет. - А в мазке... Гонококки и трихомонады!
- Дело житейское. - Алексей Романович, несмотря на кажущуюся отстранённость от общего трудового процесса, оживился и поднял голову. Потому что услышал приятные слуху слова. - Подумала бабуля, что в последний раз, вот и отчебучила. Небось, затейливо и с фантазией.
- Алексей Романович! - Светлане Петровне давно пора бы привыкнуть к шеф-анестезиологу, а у неё в голосе все укор слышится. - Я взяла у неё повторный мазок. Ничего там не было. Лаборатория ошиблась.
- Да? То есть кто-то неизвестный продолжает сеять разумное, доброе и вечное половым путём? Хотя ничего страшного. Настоящий мужчина должен переболеть триппером и переночевать в вытрезвителе.
- Алексей Романович! - теперь в беседу вмешивается и Клавдя. - Вам сколько лет? При чем здесь триппер?
- Клав, это не я, это древняя народная мудрость, я всего лишь цитирую. Кстати, вытрезвитель почему-то такого отторжения не вызывает. Никак заночевала?
- Чо сразу заночевала? Батя меня с подругой забрал из обезьянника...
- То есть, ты не просто в бухом виде, ты ещё и по малолетке туда попала? С кем я работаю... - Алексей Романович тяжело вздыхает. - И эти люди запрещают мне... Да практически все запрещают. Дома-то выразили своё одобрение по поводу обезьянника?

О диалогах в операционной - 252...

Радиостанции, играющие в операционной, периодически меняются. У нынешней есть особенность - она периодически рассказывает о "Лидерах России" (продакт-плейсентом не считать, поскольку не уплочено!). Выслушивая об очередном социальном проекте очередного лидера Алексей Романович задумчиво изрек:
- Если всю херь, которую я здесь несу, записывать...
- Секретаря заведите, Алексей Романович. - Наставительно произнесла операционная сестра Клавдя. - Масса социальных инициатив безвозвратно утрачена. Вы же и не вспомните, чего тут напредлагали? А могли бы быть лидером лидеров...

О цитатах из меня - 100...

Кстати, обусловлено получением немецкого гражданства экс-комиссаром-баши движения "Наши". Лично у меня со словом "комиссар" времён позднеимперской РККА связаны вполне однозначные ассоциации.
Итак, цитата...
"Зампотыл может продать еду и продукты, зампотех - горючее и запчасти. Даже начальник штаба может продать карты и секретные документы. И только несчастному замполиту кроме родины и однополчан продать нечего"(я)

О переосмыслении творческого наследия Грегора Менделя...

- Мама, на тебе бластер. - Молодой человек, будучи в игривом расположении духа, выдал мамаше один из своих резинострелов, при помощи которых я с ним тактику боя в помещении отрабатываю. Побеждаю, кстати. Пока.
- А зачем мне бластер? Да еще с одним патроном?
- Вдруг случится зомби-апокалипсис? Встретишь зомби стреляй ему в лоб. - Новое время, новые сказки.
- А если их много будет?
- (Подумав) Тогда стреляй в лоб себе...
Ну да, ну да. Чувство юмора и его специфика - вещь наследственная. Благо есть в кого...

Кстати, интеллигентные-то люди во время эпизодов вопиющей похабщины шестнадцатый патрон отдельно носили, чтоб по горячке не высадить, потому что иногда это целесообразнее. В надежном месте, типа нагрудный карман. И партбилет рядом, опять же. Мамаше молодого человека я этого не рассказывал, а ему могу. Потом. Может быть. Наверное...

О диалогах в операционной - 248 (весьма фривольных)...

- Алексей Романович! - операционная сестра Клавдя не оставляет тщетных попыток уязвить мрачного демона забытья, очевидно из чувства мести, - У вас сочувствие к нелёгкой женской судьбе есть? Прохожу мимо диванчика, где он с больной беседует. Та его и ножкой заденет, и глазки томные, а он... Сидит с каменным лицом, как эсесовец перед партизаном и вопросы про аллергию задаёт. Могли хотя бы посмотреть на неё ласково!
- Клавочка, - подала голос оперирующая шеф гинекологической службы Светлана Петровна, - Какой ласковый взгляд? Он же по жизни волк-одиночка, он людей не любит, он их терпит.
- Но некоторых с трудом... - произнес из своего угла не садящийся спиной к двери невозмутимый субъект, осуждаемый людьми с высокими гуманистическими идеалами. - Это я уточняю цитату из гениального, но пока не признанного великим, современного российского писателя.
- Но поглядеть-то не обещающе, а всего лишь по-доброму все равно мог... - продолжала отстаивать свои светлые идеалы Клавдя.
- Не мог. - Отрезал субъект из угла. - Я кроме беседы ещё и обдумывал важный вопрос.
- Это какой? - насторожилась Клавдя. Не зря насторожилась, кстати.
- Глядел на брекеты и думал, расцарапает она ими яшмовую флейту любви во время игры на ней или нет?
- Чего расцарапает? - Клавдя не вполне осмысленно смотрела на Алексея Романовича.
- Чуждая романтики приземлённая личность! - вынес он свой приговор, окончательный и обжалованию не подлежащий. - Я про кукундик. Во время рото-чреслоблудия. Вот ты что об этом думаешь?
- Ничего не думаю. Не было личного опыта.
- Брекеты не носила? Или... - мрачный демон вне категорий (кстати, "вне категорий" - это не метафора с намёком на Лукьяненко, это констатация, Алексей Романович лет двадцать квалификационной категории не имеет, несмотря на все усилия медицинских начальников, борющихся за всеобщую охваченность, данный факт вызывает у понимающих гораздо большее уважение, чем наличие категории высшей) цинично и многозначительно не закончил фразу.
- Тьфу на вас, Алексей Романович! - этот вопль означает полную и безоговорочную капитуляцию. - Хотя... Вспомнила я одну историю из своей студенческой юности. Подруга рассказывала, как за её пирсинг на языке, этот самый... как вы его назвали, "кукундик" зацепился. Юноша его с перепугу дернул. Словом кровь, крики... Все как вы любите...

О поиске смысла в терминологии...

Прогрессивная медицинская общественность в последнее время почему-то местами кипит... э-э-э... возмущенным разумом вследствие того, что она теперь оказывают "медицинские услуги". Местами нет, потому как считает, что именно "медицинские услуги" и оказывает. Вышеперечисленное приводит к значительным коллизиям принципов, словно у детей малых. Или у актеров, которые в театре "служат", в кино "снимаются", а чем занимаются в антрепризе, я и сказать боюсь. По личным ощущениям, степень выраженности неприятия термина "медицинские услуги" обратно коррелирует с размерами гонорария, но однозначно этого утверждать не могу, ибо наркоз - он и есть наркоз, как его не называй.

Весь этот поиск смыслов в терминологии вызвал у меня свои ассоциации, прихотливые и извилистые, словно траектория легкой, а потому неустойчивой в полете, пули калибра 5,45 мм в организме раненого. Кстати, не доводилось видеть, как она войдя в правой подвздошной области и, поранив основной хлеб хирургической неотложки - аппендикс - и вызвав в нем воспалительные изменения, рикошетит от крестца вверх, и через печень, диафрагму, легкое и правый желудочек сердца снова рикошетит от лопатки, с выходным отверстием в правой подмышечной впадине? Думаю, что нет, а значит всю красоту аллюзии оценить сложно. Поэтому быль. Или небыль. С массой метафор. Или аналогий. Или концептуальных смешений. Нужное подчеркнуть. Или не подчеркивать.

В кипящей э-э-э... возмущенным разумом тогда еще Нагорно-Карабахской Автономной Области тогда еще Азербайджанской СССР с целью успокоения внезапно разлюбивших друг друга тогда еще братских народов Закавказья бродила мысль о подчинении данного территориального образования Москве, как компромиссном варианте, кстати, на тот момент устраивавшем обе стороны. Национально озабоченные закавказские сайты - а других там не водится - этот скорбный факт стыдливо умалчивают, но национальных сайтов там и в то время не было, а я был и, по роду службы, общался с массой разнообразного местного народонаселения. Хвала всем богам Олимпа этого не случилось, ибо Россия обрела бы такой геморрой во всех смыслах этого слова всего-то через пару годиков. Кстати, да ходил тогда в узкоспецифичной среде анекдот про Горбачева, вызвавшего на спиритическом сеансе дух Сталина с целью решения этой межнациональной проблемы. Дальше все произносится с грузинским акцентом и имитацией затягивания трубкой:"Мы должны объединить эти два братских народа в одну республику, товарищ Горбачев. А чтобы никому не было обидно, столицу мы будем делать не в Баку, и не в Ереване. Столицу мы сделаем в Тынде!". Некоторым суррогатом данного предложения последовало создание некой бюрократической структуры - Комитета особого управления НКАО во главе с тов. А. И. Вольским. Кстати, тов. А.И. Вольский знаменит не тем, что после окончания МИСиСа им. Сталина прошёл от мастера, главного металлурга и секретаря парткома на ныне несуществующем ЗИЛе до начальника отдела машиностроения и советника Генерального Секретаря ныне не существующего ЦК КПСС. Он знаменит тем, что в бытность секретарем парткома ЗИЛа прорвался на приём лично к тов. Л. И. Брежневу и истребовал разрешения играть за "Торпедо" освободившемуся из заключения Эдуарду Стрельцову. Кстати, Леонид Ильич, произнесший фразу "Что же это такое? Слесарю после отбытия наказания работать слесарем можно, а футболисту играть в футбол нельзя? Непорядок!" был совсем не "сосиськи сраные", а вполне молодой любитель женщин, охоты, сигарет "Новость" и вполне справлялся с Великой Империи, мнение которой в мире стоило дорого. Но это я опять отвлёкся с очень-очень длинной преамбулой...

Между прочим, слово красивое "блок-пост" придумали журналисты. На самом деле, группа военных или сотрудников силовых структур, оседлавшая дорогу общего пользования и дислоцирующая в мало приспособленном для этого помещении, тоскливо называется "пост выездного караула". Вот на этом посту и стоял гордый сын Центральной Азии и боец хорошего взводного. Хорошего потому, что своего лейтенанта он боялся больше и т.наз. "дедушек Советской Армии", и т.наз. "землячеств". По-русски военный говорил еще не очень, поскольку прослужил всего полгода, но боевую задачу, поставленную взводным, который еще был и начальником этого выездного караула, уяснил насмерть: " Не пропустить автомобили с оружием, боеприпасами и членами незаконных вооруженных формирований в мирный город! Для этого останавливать весь проезжающий автотранспорт взмахом руки! При неподчинении применять автоматическую систему остановки автотранспорта! При нападении незаконных вооруженных формирований на пост открывать огонь в соответствии с Уставом гарнизонной и караульной службы!". Ну, то есть это я излагаю не дословно и опускаю все определенные и неопределенные артикли, определения и прочие подлежащие со сказуемыми, но смысл боевой задачи передан предельно точно. Кстати, забыл указать, что часовой-то, в принципе, является существом забавным и обладающим особым социальным статусом - ему при исполнении нельзя петь, курить и оправлять, согласно вышепоименованному Уставу, естественные надобности, но можно убить покусившегося на его и вверенному ему объекта неприкосновенность. И еще кстати, автоматическая система остановки автотранспорта типа "Еж", представляла из себя доску с от души набитыми в нее гвоздями-сотками. Опять кстати, доску (вместе с гвоздями) доблестные воины спиз… э-э-э... нашли на ближайшей (в литературе тридцатых годов бы написали "близжайшей", а когда сменились правила написания я, по скудоумию, и не знаю) стройке. К доске была привязана веревка, дернешь за веревочку - дверь и откроется, то есть доска выползет на проезжую часть.

Очевидно, боец-центральноазиатец темным, как и положено, кавказским вечером скучал по далекой Родине, когда ближе к комендантскому часу, увидел несущуюся в сторону, извините за выражение "мирного города", черную "Волгу" ГАЗ-31 и в, соответствии с четко уясненной боевой задачей, махнул рукой. "Волга", понятное дело, его проигнорировала, ибо в ней везли руководителя Комитета особого управления, а, по совместительству, представителя Президента СССР и Верховного Совета СССР в НКАО. Но на "Волге" это не написано, а, если и написано, то темным кавказским вечером не видно, а, если и видно, то Президент, у которого есть представитель, далеко, а любимый взводный рядом. Начальником караула работает. Словом, боец таки дернул за веревочку. Вы видели, как едет машина с четырьмя пробитыми колесами? И я не видел. Но пацаны рассказывали, что смешно.

Из остановившегося автомобиля "Волга" ГАЗ-31 внезапно выскочили два мужика и направили какие-то странные предметы на часового. Кстати, именно после той, то ли произошедшей, то ли не произошедшей истории, я и узнал, что СССР таки закупал у ЧССР пистолеты-пулеметы "Скорпион". Ну, а что? Может у девятого главка КГБ СССР, который охранял высших должностных лиц и ныне он называется по-другому, тоже свой Устав гарнизонной и караульной службы был, только его не продавали в магазине за 39 советских копеек? И что должен делать часовой в таком случае? Правильно, он должен бахнуть в воздух, а потом открывать огонь на поражение и звать на помощь. До огня на поражение не дошло но, караул был поднят по тревоге, потому, что, повторюсь, взводный был хороший. И он поднял караул по сигналу "Нападение на пост".
А если против двух "Скорпионов" десять АК-74, РПК и 13 тонн стали с 73-мм огня, то пацаны чего-то скисают, независимо от ведомственной принадлежности. Кстати, причастные поймут и хихикнут насчет "копейки", непричастным разъясню - 13 тонн стали с 73-мм огня - это БМП-1, признанная по результатам войны в Афганистане непригодной для горной войны, но мы же были на второстепенном направлении...
Короче, скисли пацаны чего-то. Тупые военные проверили документы, да отпустили. Правда, они почему-о сразу не уехали... Кажется, колеса меняли.
По непроверенным слухам, возмущенный представитель Президента и Верховного Совета СССР аж до Министра Обороны дозвонился. А Министр долго ломал голову и наградил. Бойца первого периода службы отправил в отпуск (из которого он не вернулся), а лейтенанта тупо не вые... э-э-э... наказали.

Словом из были (или небыли) пусть каждый сделает выводы сам. А фотография с поста выездного караула, предшествующего описанному (и находящемуся примерно в 5 км от описанного) вот. Взята с ресурса, на котором посторонних и близко не пускают. Не сильно одухотворенные лица, но они оставались верными Присяге, когда страны, которой они присягали уже не существовало. А внимательный и опытный глаз заметит некоторые нюансы...


++.jpg

О временах года...

Кстати, самую значительную часть пути на работу, если нет дождя, или с работы, если еще светло, я прохожу вот так. Осенью мне нравится больше.

IMG_20190927_130018+.jpg

Начинается сразу от дома. А это значит, что двум молодым людям в погожий выходной есть где прогуляться. Есть чем заняться. К чему стремиться тоже есть, ибо процент удачных попыток требует коррекции.

О диалогах в операционной - 243...

Растём. Развиваемся. Вступили в пубертат, но вместо вторичных половых признаков вырос второй стол, и, соответственно, количество персонально моих подчинённых. Можно чувствовать себя настоящим мелким начальником. Значит жизнь удалась. Ну, а основная задача подчинённых - задавать вопросы и иными способами отравлять своему мелкому начальнику чувство социальной значимости.

- Алексей Романович, моя ОМС-ная больная требует французский наркоз.
- Французский... Хм, а почему именно французский? - мелкий начальник задумался. - Французский поцелуй знаю. Французский насморк тоже. Про французскую любовь плохие мальчишки рассказывали. Но вот французский наркоз... Любопытно.

Спустя 10 минут Алексей Романович вертел в руках фаллоформный надгортанный воздуховод I-Gel N4, который недрогнувшей мозолистой рукой засовывается в рот несчастного пациента, и через который больной во время операции и дышит, естественно или искусственно.
- Ты знаешь... - задумчиво, но уверенно, как и положено по Уставу внутренней службы, обратился мелкий начальник к своей мелкой подчинённой - Судя по этой штуке, наркоз у нас действительно французский...

Ещё спустя 30 минут, мелкого начальника, по жизни исповедающего первый, а не второй военный народный принцип, т.е. "Делай как я", а не "Как я сказал", снова отвлекли от размышлений о судьбах Родины.
- Алексей Романович, а больная чего-то просыпаться не хочет, хотя все как всегда и пора бы.
- Это она французский наркоз требовала? - мелкий начальник ласково (ключевое слово "ласково") похлопал даму по плечику - Мон анж! Бонжур! Са ва? Во! Глазоньки открыла! Значит качественно оказали медицинскую услугу. Откройте рот, я уберу эту штуку... Бля! Не надо кусаться! Не надо ку-сать-ся! Это не то, о чем вы подумали!
- Алексей Романович, а чего вы на русский перешли? Словарный запас исчерпали?
- Он неисчерпаем. Я ещё знаю слово "мерд", - кстати, грассировать у мелкого начальника получается неплохо, - Или слово "салоп". Это вместо неопределённого артикля...