Category: медицина

О диалогах в операционной - 259...

- Романыч, вот ты без этого не мог вот? Академик же...
- Предупреждать надо... - начальник анестезиологической службы стыдливо, но цинично выпятил невинные серые глаза.
- А чо, а чо, а чо... - оживилась операционная сестра Клавдя, почувствовав поживу. Хотя Алексей Романович обещал ей комплимент от шефа - цветок в жопе - если она пойдет на липосакцию спины (для непричастных - отсасывание жира с разных выступающих частей тела)
- Не, ну нормально, пришли, посмотрели, Романыч мудрёные слова говорит "малтимодал", "опиоид фри", а потом... "К отечественной медицине отношусь с легким презрением"...
- И что... - Клавдя прямо таки оживилась.
- И ничего. Этот отморозок сказал "Академик? Ну и х...й с ним"

О забыто-историческом - 47 (ч. 2)...

Кстати, написав часть первую, совершенно незаметно упомянул "партизан", призванных из Краснодарского и Ставропольского краев для развертывания воинских частей, дислоцированных в Азербайджане, до штатов военного времени. Кстати, пробыли они в этих частях от трёх до пяти дней, но кому-то хватило... А потом их увезли обратно. После женских митингов. Митинговали женщины в Краснодаре перед обкомом. Может где-то ещё митинговали, но помню только про Краснодар.

Меня это тоже коснулось. Наш гвардейский горнострелковый был одним из наиболее укомплектованных, но народу все равно не хватало. Лично я, получив под начало партизанский отряд в отделение сбора и эвакуации раненых из когда-то служивших санинструкторами инкассаторов, слесарей и прочих огородников сорока лет от роду почему-то вспомнил 1941-й. Наверное потому, что нам предстояло воевать. Кстати, да, в моей санитарной буханке отметины были с обеих сторон, справа, в проекции бензобака, вмятина от картечи. С противным визгом рикошетит, кстати. Слева, симметрично, дырка от пули из СКС-а. Прицельно лупили. Правда второй бак несимметрично у УАЗ-а расположен. Если бы все было наоборот - не стал бы великим (не гениальным) русским писателем. Забавно...

- А что тут у вас, пацаны, совсем страшно? - это теперь мой партизанский отряд интересовался у не менее моих зольдатиков за спиной своего командира. Думали, что не слышу.
- Папаши, блять! И что с вами делать буду? - вслух перед строем рассуждал я, и.о. командира медроты, в великом чине гвардии лейтенанта. И было мне двадцать пять лет от роду. Оказывать первую врачебную помощь мне предстояло двум с половиной тысячам человек, потому что нас настраивали на штурм Шуши, где сконцентрировались выбитые из Баку боевики. А спустя пару дней мне предстояло стать ещё и и.о. начальника медслужбы полка и временными начмедом гарнизона. Стремительный карьерный рост предстоял. Папаши смотрели на своего лихого командира серьезно и недоверчиво...

Когда папаш забирали обратно (по настоянию жён, кстати - "Казаки, казаки, едут-едут по Берлину наши казаки"), они виновато не смотрели нам в глаза.
- Пацаны... Ну вы это... Давайте там... - да, а ведь для них даже я, лихой командир, был пацаном.
Мы успели написать домой. Потому что знали - почта больше не работает. И не будет. А из Краснодара письма дойдут.

Вместо краснодарских партизан нам на усиление прислали, кажется, 39-ю десантно-штурмовую бригаду из г. Хырова Прикарпатского ВО. И ровно тридцать лет назад Олег Старостин, врач парашютно-десантного батальона, увидев меня, истошно завопил:
- Татарин, сука! Ты живой?!.

Вместо морали: Кстати, "татарин" - это не констатация элементов моего генотипа, ибо я до сих пор считаю себя советским человеком, да и являюсь таковым, последним псом Империи. "Татарин" - это погремуха с факультета, на котором мы с врачом парашютно-десантного батальона Олегом Старостиным учились в соседних взводах. Ибо благодаря мне половина курса, представления не имеющего ни о существовании татарского языка, ни о существовании татарской культуры, таки материлась по-татарски. Но премию имени Габдуллы Тукая мне за это не дадут...

Тридцать лет прошло. Ровно тридцать. Больше половины жизни. И мы сделали все, что могли...

О забыто-историческом - 47...

Красиво отметят тридцатилетие. С цветами, манифестациями, правительственными телеграммами и речами о зверской сущности...
Баку, черный январь, аллея шахидов. Невинно убитые озверелой фашиствующей солдатней мирные граждане. Хотя основную массу жертв составили вполне молодые мужчины призывного возраста. Упоминаю об этом потому, что меня в свое время учили потери анализировать.
Правда про армянские и не только погромы с неустановленным количеством жертв, захват органов власти, особенно в приграничных с Ираном районах, а также наглухо блокированную и расстреливаемую в Сальянских казармах 295 мотострелецкую дивизию источники упоминать как-то постесняются. Ну, а поскольку, кроме меня, этот почти полный список с датами гибели вряд ли кто-то опубликует, то...
Им цветов не принесут. Но забывать вредно.
Напоминаю, армия вводилась в мирное время в мирный город с целью пресечения массовых беспорядков среди мирных граждан по решению Политбюро ЦК КПСС.
А "запаса" - это не срочники, это "партизаны", призванные из Краснодарского и Ставропольского краев на военные сборы для развертывания частей ЗакВО до штатов военного времени.



19.01.90 Пятаков Сергей Николаевич, ст. сержант
Гамарцев Владимир Пантелеевич, ст. сержант запаса
Кузин Александр Юрьевич, рядовой
Рогачевский Сергей Григорьевич, рядовой
20.01.90 Малеев Александр Владимирович, капитан
Ахундов Олег Сулейманович, ст. прапорщик
Цесорук Петр Степанович, прапорщик
Соболев Олег Сергеевич, ст. сержант запаса
Русаков Александр Ермолаевич, мл.сержант запаса
Ковалев Василий Васильевич, рядовой
Лукьянов Александр Владимирович, рядовой
Олейник Сергей Зиновьевич, рядовой
Редько Игорь Ефимович, рядовой запаса
Тараканов Андрей Михайлович, рядовой
Кузьмин Андрей Юрьевич, рядовой
22.01.90 Борисов Павел Анатольевич, рядовой запаса
23.01.90 Вакуленко Ярослав Алексеевич, рядовой запаса
Мамедов Михман Сасибали-оглы, рядовой
24.01.90 Гоюсан Евгений Геннадьевич, сержант
25.01.90 Коноплев Александр Владимирович, лейтенант. Награжден Орденом Красного Знамени (посмертно)
26.01.90 Аксенов Александр Николаевич, лейтенант, скончался в госпитале. Награжден орденом Красного Знамени (посмертно)
Лукин Сергей Борисович, рядовой
27.01.90 Богданов Евгений Геннадьевич, рядовой
29.01.90 Горбоносов Владимир Николаевич, рядовой
Плющай Григорий Григорьевич, рядовой
01.02.90 Кулешов Андрей Петрович, курсант, ранен при эвакуации семей военнослужащих, скончался в госпитале
04.02.90 Козлов Борис Ефимович, рядовой
07.02.90 Семин Александр Викторович, рядовой
09.02.90 Харитонов Владимир Алексеевич, майор, скончался в госпитале
11.02.90 Джумбаев Озумбат Хасанович, мл. сержант
25.02.90 Блясов Вадим Иванович, рядовой, скончался в госпитале. Награжден орденом Красной Звезды(посмертно).

О радостных новостях...

"(Казань, 11 января, «Татар-информ», Валерия Белова). Министр здравоохранения Татарстана Марат Садыков помог женщине, которая потеряла сознание на борту самолета, летевшего из Дубая в Казань. Информацию ИА «Татар-информ» подтвердили в пресс-службе ведомства.
Когда одной из пассажирок стало плохо, бортпроводник по громкой связи спросил, есть ли на борту врач.
На просьбу о помощи откликнулся Марат Садыков. Он привел женщину в чувство, использовав кислородный баллон.
Дальнейшая медицинская помощь женщине не потребовалась, самолет она покинула самостоятельно".

Порадовался. До сих пор у нас было два... э-э-э... сначала хотел употребить слово "клоуна", но, по ряду причин, передумал, и решил употребить слово "самолетных спасателя" - Скворцова и Розенбаум. Теперь третий завёлся. Да не простой, а с кислородным баллоном...

Кстати, о внимательности и логике - самолет-то из Дубая... Что там у нас было про запрет госслужащим за границу?

О диалогах в операционной - 259...

Наш герой, главный герой, был преисполнен скорбных раздумий. Печалился Алексей Романович из-за того, что очередной раз не судьба попасть в анналы отечественной медицины. В аналах-то он давно, можно сказать, изначально, а вот в анналы не судьба. И все потому, что не будет очередного синдрома его имени. Как выяснилось из консультаций с неотечественными коллегами, которым Алексей Романович антипатриотично доверяет гораздо больше, чем отечественным, существование абортивной формы злокачественной гипертермии весьма маловероятно. Для непричастных поясняю, злокачественная гипертермия - это такая редкая, но смешная болезнь, провоцируемая препаратами для наркоза, если её не лечить, помирают все, а если лечить - то только четверть заболевших. А самое смешное - лекарство от неё не только дорогущее, оно ещё и на территории РФ не зарегистрировано, поэтому проблема для нас неактуальна. О том, что ближайшие лаборатории по её диагностике расположены в Кракове и Хельсинки, лучше стыдливо умолчать. Неотечественными коллегами было настоятельно рекомендовано искать respiratory volume stacking, и, как пелось в залихватской песне Исаака Дунаевского, кто ищет - тот всегда найдёт. Много пользы может принести операционная санитарка...
Невозможность увековечивания, тем не менее, не оттемнеменивает рутинной ежедневной работы.

- Итак, вы прочли информированное согласие на анестезию, подписали, вопросов нет.
- Вопрос...
- Вы меня недопоняли. "Вопросов нет" - это не вопрос. Это утверждение. Кстати, - Алексей Романович внимательно разглядывает подпись, наклонив голову вправо, потом переворачивает листок вверх ногами и снова внимательно разглядывает подпись, - Экая у вас подпись витиевато-затейливая! Не в полиции служите?
Почему-то смущается под внимательным взглядом поверх очков.
- Сейчас нет...

А ведь Алексею Романовичу не раз говорили и продолжают говорить, что со своими шутками он помрет не своей смертью. Но внимательность и немного логики тоже никто не отменял.

О диалогах в операционной - 258...

Накануне (Накануне - это не роман И.С. Тургенева, которого вызвал на дуэль пьяница, хулиган и участник пары войн, а также малоизвестный литератор Л.Н. Толстой, который заступился за трусоватого бабника и игрока Н.А. Некрасова. Тургенев на дуэль не явился):
- Романыч, а кто сегодня вахтенный? - главный врач Частной Онкологической Клиники Олег Константинович (ну, кому Олег Константинович, а кому и Олег) внезапно заинтересовался личностью дежурного врача. Кстати, недолгое и боком прошлое Алексея Романовича приносит свои плоды - дежурного почти все называют "вахтенным", а утренний рапорт - "рапОртом". Ничто на земле не бывает зря и не проходит бесследно, в т.ч. и учеба на военно-морском факультете.
- Я, а что? Хотел сказать, где коньяк оставил?
- Коньяк там же, где и всегда, а на девоньку из первой палаты глянь. Сестры сказали, что разговаривать ни с кем не хочет, мужа гонит, на ребёнка по телефону орет.
- Думаю, узнать в тридцать лет, что у тебя рак - это является приятным сюрпризом. Впрочем, не суетись, заговорит. У меня все говорят. Коньяк, значит, где и всегда?..

Сутки спустя:
Операция была в разгаре, когда главный врач Частной Онкологической Клиники, вспомнил о судьбах Родины.
- Романыч, ну как разговорил барышню?
- А ты сомневался? Ясен хрен разговорил, даже мужа до себя допустила. Но лучше бы она молчала.
- Чего так?
- Да зае... э-э-э... замучила она меня вопросами о народных методах лечения рака типа настойка мухоморов.
- А ты?
- А я хотел её на... э-э-э... насовсем послать, но как-то нехорошо. Поэтому подойди и ещё раз расскажи про иммуногистохимию и последующее лечение.
- Три раза рассказывал уже.
- Значит, в четвёртый расскажешь.
- У меня была одна бабонька. Полечила рак народными средствами. Только эта дура, бля - Олег Константинович тоже с удовольствием употребляет неопределённый артикль - вместо мухоморов употребила бледную поганку.
- Зачем? - удивилась операционная сестра Клавдя. Это Алексей Романович уже давно не удивляется гениальности человечества.
- Да хер её знает. То ли мухоморов не нашла, то ли решила, что бледная поганка покрепче будет. А ведь лечибильный рачок был. Может и до сих пор бы жила.
- Шкафа с коньяком у неё не было. - Сделал свой, как всегда мудрый вывод Алексей Романович...

Вместо морали:
А кончилось все это тем, что в Частной Онкологической Клинике завели своего психолога. Точнее, психологку, если говорить современным политкорректным языком. Во время представления которой, отмороженный на всю голову шеф анестезиологической службы истошно завопил "Я не хочу об этом говорить!". Ладно хоть коньяк не начали прятать...

О диалогах на корпоративе - 2 ...

(Задумчиво разглядывая сломавшего ногу главврача) Слышь, Константиныч, а ведь реальное боестолкновение длится не 3 раза по полчаса, а 6-7 минут. Потом одни уходят, а другие догоняют. Оставил бы я тебя прикрывать отход и гранату, сказав "Давай, увидимся...".

О диалогах в операционной - 257...

- Слышь, Клавдя, помнишь, как ты стилеты вместо выбрасывания в Клинику Федерального Подчинения с приветом от меня передала?
- Помню. Они за это просили вас поцеловать. Но вам я сказала, что целовать вас не буду.
Поясняю, стилет - это кусок алюминиевой проволоки в пластиковой оболочке. Иногда сильно облегчает засовывание трубки для дыхания в горло для дыхания. Ну, а поскольку в Клинике Федерального Подчинения ещё до моего ухода эти самые трубки одноразовыми не были и обрабатывались, а значит были слишком мягкими, то... Кстати, стоит этот кусок проволоки меньше 100 рублей. А если покупать не на государственном тендере, а напрямую, то в два раза меньше.
- Дык это, Клавдия, я там туеву хучу использованных ларингеальных масок приготовил... - ларингеальная маска в ряде случаев вполне заменяет дыхательную трубку, а иногда и является более безопасной. - Страшно подумать, что они попросят тебя за это сделать и в какой позе. Поэтому, если откажешься, говори сразу. Я тебе список персон грата составлю, пусть кого-нибудь из перечисленных вместо пожеланий с тобой шлют. Делегатом связи...

Диалог и события, конечно же выдуманы. Но если поискать живых свидетелей...

О диалогах на корпоративе...

- А теперь, ребята... - уже профессионально-поставленным голосом завопила Снегурочка. - Показываем свой номер и получаем подарок!
Профессионально-поставленный голос у неё потому, что уже не первый год Снегуркой подрабатывает, так-то она студентка мединститута, а по некоторым вечерам ещё и медсестра в Частной Онкологической Клинике. Той самой, у которой корпоратив, совмещенный со спортивными мероприятиями "стрельба по тарелочкам" и "лазертаг", а также с детской ёлкой. Кстати, "утренником" это дело назвать сложно, а слово "вечерник" в отношении детей как-то не употребляется.
- Эдик, я стих не выучил. - Громко зашептал юный друг Эдика и вопросительно посмотрел на него.
- Ну, пригласи Снегурочку на медленный вальс. - Эдик привык не теряться в сложных ситуациях, его учили решать любые задачи в любой точке земного шара наличествующими силами и средствами.
- Не-е... - почему-то стеснительно зашептал юный друг.
- Тогда давай я приглашу... - задумчиво протянул менее юный Эдик и не менее задумчиво посмотрел на бюст Снегурки.
- Не надо. - Почему-то ревниво зашептал юноша.
- Ладно. - Вздохнул Эдик. - Снегурочка, а можно нам, в порядке исключения, подарок без элементов художественной самодеятельности?
- Не могу. - Быстро ответила вжившаяся в роль Снегурка. - Дедушка Мороз обидится!
- А Дедушка Мороз не обидится, что ты со мной тридцатого дежуришь? - Привыкший не теряться в сложных ситуациях Эдик снова задумчиво посмотрел на бюст Снегурочки. Почему-то...

Остальные дети продолжали радостно декламировать четверостишия про ёлочку...

О диалогах в операционной - 256...

Алексей Романович, приехавший в Частную Онкологическую Клинику на тактический ("тактический" - это потому, что с выездом на спортивную базу "Динамо" для милитаристких игрищ) корпоратив и, одновременно, детский новогодний праздник вместе с молодым человеком, посторонился, пропуская выписанную пациентку с нерусской фамилией. Кстати, по поводу нерусской фамилии Алексей Романович рассказал в операционной нерусский анекдот "Ты Йобана мать? Мужайся, мать, Йобана убили!". Дама была счастливой и в сопровождении мужа. Она скользнула неузнавающим взглядом по атлетичной фигуре и продолжила одеваться. Странно, меня мужик в непромокаемых лыжных портах, тактическом свитере с арафаткой на шее и в хирургических сабо все-таки немного бы заинтересовал.
- Не узнаете? - Алексей Романович привычно улыбнулся правой половиной лица. Дама присмотрелась. А потом бросилась на шею.
- Ой! Я вас только по голосу и по улыбке узнала! Спасибо! Все было здорово! А я так наркоза боялась... С наступающим! Чтобы у вас все было хорошо! - И все это на глазах посторонних зрителей, включающих а) мужа и б) молодого человека.
Муж отреагировал толерантно ("Это потому что у меня арафатка на шее": подумал Алексей Романович). Молодой человек таращился во все глаза...
А потом попросил, чтобы его старый друг показал операционную. Старому другу не жалко...

- Видишь, как смотрел? - спросила у невинно обнятого наша терапевт. - Может тоже анестезиологом будет?
- Его бабка об этом как-то заикнулась. Пообещал, что удавлю обоих...

Кстати, отчёт о корпоративе и, одновременно, детском новогоднем празднике воспоследует. Может быть...