Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

О диалогах в операционной - 369...

- Алексей Романович, а вы наших со Словенией смотрели? - это наш экс-студент, а ныне ординатор, который из вменяемых, отвлекся от ассистирования на операции директора Частной Онкологической Клиники. Кстати, он именно боксом и занимался, поэтому мы спортом интересуемся с одинаковых позиций. Да и очки у нас похожи...
- Смотрел... - грустно вздохнул вышепоименованный Алексей Романович. - Ну, дуро́м забили. Как и словенцы. Но последние десять минут так и выносили со своей половины поля как можно дальше. Прямо Клинику Федерального Подчинения вспомнил.
- Это как, Алексей Романович?
- Да вот так. Понимаешь, что минут десять-пятнадцать осталось, и говоришь хирургам: "Глубокоуважаемые господа хирурги! В связи с крайне тяжелым соматическим состоянием этой пожилой женщины, прожившей нелегкую жизнь, я предлагаю закончить операцию. Ибо крайне редкий пульс и крайне низкое давление, несмотря на постоянное введение адреналина, позволяет предположить превышение физиологической допустимости хирургической агрессии...".
- Чо?! - возопила операционная сестра Клавдя. - Это вы так (выделено интонационно) сказали?
- А как он сказал? - оторвался от радикальной резекции молочной железы с подмышечной лимфодисекцией оперирующий директор Частной Онкологической Клиники Марк Олегович.
- Нет, ну, по смыслу Алексей Романович так и сказал. Но наша операционная сестра из молодых еще неделю глаза таращила. Она такого мата никогда не слышала...
- Да и хер с ним. Эта грёбаная старуха осталась жива. И к кардиохирургам съездила на установку кардиостимулятора (для непричастных - это когда внешний электрический источник подает импульсы для сокращения сердца), и колостому (для непричастных - это когда какают передней брюшной стенкой) закрыли. Значит я был прав в своей филологической сентенции. Кто-то хочет чего-то возразить? - наш герой поднял над очками незамутненно-наивный взгляд серо-голубых глаз...

О диалогах в операционной - 368...

В ожидании осмотра первой на сегодня пациентки наш герой на своем любимом диване в коридорчике хлебает свой любимый "американо" и играет в свои любимые "линии". Справа - это там где печень - присоседилась операционная сестра Клавдя. Пьет "капучино" и, похоже, знакомится с продукцией трудолюбивых жителей провинции Гуаньчжоу понятно на каком сайте.
Вдруг откуда ни возьмись появляется постовая сестра с папкой, в которую вложен блок анестезиологических документов.
- Смотри-ка, Клав, а девушка у нас сегодня того... своеобразная... - обратился к своей соседке шеф анестезиологической службы Частной Онкологической Клиники.
- С чего вы это взяли, Алексей Романович? - вступила в диалог операционная сестра Клавдя.
- Смотри. В анкете графы "возраст", "рост" и "вес" стыдливо не заполнены. Что вполне однозначно характеризует женщину, пришедшую на косметологическую операцию. Сейчас во время беседы она продемонстрирует мне знание всех прав потребителя медицинской услуги. Спорим? На пузырь?
- Не буду я с вами спорить, уже поспорила один раз. Страшный вы человек, Алексей Романович. Я вот до сих пор не решила, хочу ли я, случись что, чтобы вы были моим анестезиологом...
- Эт-то смотря что ты от своего анестезиолога хочешь. Если тебе нужно, всего лишь навсего, быстро заснуть, быстро проснуться и чтобы особо не болело после операции, то так и быть, хоти. Не самый плохой вариант, кстати. А ласкового идиота тебе лучше поискать в другом месте...

О диалогах в операционной - 367...

- Вы задавали так много вопросов...
- Да!
- Поэтому последнее предупреждение. Рубашка на груди будет порвана. Это не порыв страсти... - подумав, - и не надейтесь. Это всего лишь способ фиксации дыхательного контура к грудине, поскольку операция на лице...

Об эпидемиологически-обусловленных диалогах...

- Это что?
- Это пиво. Лёвенброй. - Наш герой на вопросы жены отвечает правду. Как всегда правду. И, как всегда, не всю.
- Зачем?
- Пить. - Это правда вся.
- Ты с ума сошел? Не знаешь какая сейчас обстановка? - наш герой знает какая сейчас обстановка. Он не только работает в поликлинике, как его жена, он еще и общается с коллегами. И с продавцами кислородами. Просто не кричит об этом, помня о "Распространении заведомо недостоверной общественно значимой информации". А еще он умеет сравнивать по заболеваемости и смертности свой "О-азис, бля!" с пограничными регионами, равными и по количеству населения и по его плотности...
- Знаю. И что теперь, пива не пить?
- Пиво нельзя, можешь заболеть. И маску в лифте не носишь!
- Я не заболею.
- Перестань! - это почти визгливо и очень громко. - Перестань...
- Да не заболею я...
- Перестань. - А это очень тихо. - Я до сих пор декабрь помню. Каждый час думала, что папа умрет.
Наш герой промолчал, про что он думал, отвечая на вопрос "Папа умрет?", "Я не раздаю шансов, я делаю то, что умею...".То, что он думал, пусть останется при нем. Тем более, что он не всегда в этой жизни проигрывал...
- И что теперь? Пива не пить?
- Не пей. Пей водку. У тебя там "Калгановая" оставалась верхнем ящике. Вот ее и пей.
- До-ожил! - крик нашего героя был негромким, но яростным. - Меня водку пить заставляют!

О диалогах в операционной - 366...

- Марк Олегович, - наш герой, пресыщенный сидячей работой, периодически прогуливается по операционной и пристает к окружающим, на этот раз он пристает к оперирующему директору Частной Онкологической Клиники, - а вы иногда слышали "золотые руки" в качестве характеристики хирурга?
- Ну да, бывало, Алексей Романович.
- Тогда почему в отношении тех же хирургов никогда не используется фразеологизм "светлая голова"?.. Клава, - теперь умудренный жизнью анестезиолог обращается к операционной сестре Клавде, - не надо на меня так смотреть. Я уже не раз слышал, что из-за своего языка помру не своей смертью...

Об экзистенциальном...

Во время операции, сидя в кожаном кресле - "Это сейчас у тебя в операционной кожаное кресло, а сколько лет ты на табуреточке в операционной просидел?" (Бабка молодого человека, прокомментировавшая мой ответ мальчику на чем я в операционной сижу) - чистил смартфон от номеров, по которым никогда не позвоню.

"Николаич". Заведующий анестезиологией в ныне оптимизированном роддомике...
Вспомнилось потому, что сидел наклонив голову, и видел, кроме экрана еще и серо-голубой антивандальный, антимагнитный и много еще анти-какой операционный линолеум. Накатило...

"Николаич"...
Вспомнилось, как он, узнав, что акушеры санкционировали обезболивание родов моей дочери честно сказал:
- Ты же лучше меня сделаешь?
- Наверное да.
- Вот иди и делай. И не хер мне говорить, что руки трясутся.

"Николаич"...
Вспомнилось, как он сразу, узнав, что моя дочь родила, полез в наш анестезиологический холодильник и стал разогревать в нашей анестезиологической микроволновке принесенные из дома на дежурство наши национальные треугольные пирожки с картошкой и мясом...
- Николаич, ты чего делаешь?
- Треугольники грею. Она только что родила. Жрать же хочет...

"Николаич"...
Он всегда ходил в операционной в носках.
- Ты чего глупые вопросы задаешь? Тоже в носках ходи. Ноги от тапочек страшно устают, а тут пол продизенфицированный и прокварцованный. Стерильный практически.

"Николаич"...
В марте похоронили. Четвертый из ближнего круга. Ковид при исполнении...

"Николаич"...
А вот сейчас наберу. И он мне ответит:
- Восьмого октября сутки. И чтобы без запаха пришел...

Фотографий в сети не нашел. А делать селфи у нас привычки как-то не было...

О диалогах в операционной - 366...

Шеф анестезиологической службы Частной онкологической Клиники, согласно должности иногда повторяет славный путь Мороза-воеводы - он обходит владенья свои. Заглянув во торую операционную он засматривается на TRAM. Поясняю для непричастных, TRAM - это протезирование удаленной молочной железы перемещением лоскута, состоящего из кожи, подкожно-жировой клетчатки и мышц. Смотрит долго и, почему-то, внимательно.
- Марк Олегович, - наш герой обращается к оперирующему директору клиники, - а вы таким таким образом мужской половой гениталий нарастить сможете?
- Да без проблем, Алексей Романович, - отозвался директор.
- Чо? Проблемы? - подала голос операционная сестра Клавдя.
- Не. Перфекционизм. Знаешь значение этого слова? - чеканя слова произнес наш герой.
- Знаю. - Клавдя сказала это снисходительно. - У меня, между прочим, высшее гуманитарное образование.
- Противоестественное. - Снова отчеканил шеф анестезиологической службы. Чеканить слова у него сегодня хорошо получалось.
- Почему противоестественное?
- Потому что не естественное. - Отрицательная частица "не" была совсем чеканной-чеканной.
- Тогда зачем вам это? - Клавдя стала проявлять свойственную ей любознательность.
- Надену утягивающее послеоперационное белье, вывешу в прорезь наращенный гениталий, буду им помахивать под музыку и сниматься в Тик-Токе... - кстати, для непричастных поясню еще раз, утягивающее белье - это такие штаны на лямках, их носят после разнообразных пластик живота и спины. Особенностью них, кроме лямок, является вырез во все нескромные места, для облегчения выделения несчастным пациентом того, что в основном и создает нынешнее человечество. Выглядят они вот так:



- А у вас есть Тик-Ток?
- Заведу ради такого случая. Стану популярным блогером. Миллионы подписчиков...
- Разбогатеете. - это Клавдя произнесла мечтательно. - Женские прокладки можно будет в блоге рекламировать...
- И детское питание!

О диалогах в операционной - 365...

- Ну, ладно, с согласием на наркоз мы разобрались, - шеф анестезиологической службы частной онкологической клиники во время предоперационного осмотра перелистывает бумаги в своей папки. - Теперь об анкете пациента. Ее придумали не депутаты, а я, значит к ней нужно относиться трепетно...

Five minutes later.
- И последний вопрос. Вы написали, что употребляете (тут следует название широко рекламируемого как бы успокаивающего препарата)?
- Да. Когда хочу успокоиться.
- Помогает?
- ... - Собеседница нашего героя смущенно улыбается. - Да, доктор, я хотела сказать, что когда мы были на Сейшелах, я курила каннабис.
- Понравилось? - шеф анестезиологической службы по-доброму заглянул своей пациентке в глаза и улыбнулся.
- Но там же разрешено... - почему-то смущенно потупившись затараторила своя пациентка.
- Нет, вы меня не поняли. Я не осуждаю. Если человеку в радость, а окружающим без ущерба, то и хорошо. Мне просто интересно, зачем для радости за три м-м... - наш герой на всякий случай проглотил буквы "а", "н", "д" и "ы", а потом продолжил, вспомнив про первого разведчика-нелегала Афанасия Никитина - м-моря ехать. Амстердам всяко поближе будет...

О диалогах в операционной - 364...

- Алексей Романович, а что вы скажете, если мы еще и анестезиологических ординаторов пригласим? - директор Частной Онкологической Клиники продолжает совершенствовать имидж вверенного лечебного учреждения, путем превращения его в клиническую базу аж двух учебных заведений. Раньше паслись только онкологические ординаторы, потом стали мелькать пластическо-хирургические, теперь и об анестезиологических речь зашла...
- Ничего не скажу. Ординатор скотина полезная. Главное  сразу объяснить, где у нас магазин.
- Зачем?
- За пивом. Или за более крепкими и вкусными напитками. Можно и за сигаретами, но они у меня никогда не кончаются.
- То есть вы не возражаете?
- Нет. Тем более у них два пути. Первый - это если ординатор меня не заинтересует, что скорее всего и случится. Тогда он получит в награду массу приятного. Ему можно будет приходить когда угодно и также уходить. Ему даже можно будет вообще не приходить, я этого все равно не замечу. И второй - если вдруг и совершенно случайно он станет мне интересен...
- А что будет, если он станет вам интересен?
- Через неделю взвоет. К концу цикла он меня возненавидит. Но в награду получит толику малую знаний, которые вряд ли когда-нибудь сможет применить работая в муниципальном учреждении здравоохранения. Да, и еще, если ординаторы будут из федерального университета, то они, бля (бля - это неопределенный артикль), по-русски начнут понимать. Без акцента...

Для непричастных: Сериал "Интерны" смотрели? Так ординатор то же самое. Только учится в три раза дольше.

О диалогах в операционной - 363...

- Алексей Романович, а почему наш гость капнограф не включил? - слово "наш" директор Частной Онкологической Клиники выделил интонационно. И, зря, кстати. Гость-то не "наш", а "ваш". Разово приглашенный ручной анестезиолог одного из периодически оперирующих в вышепоименованной клинике главных специалистов Федерального Округа. То ли поучить дураков чай пить, то ли показать, что нет незаменимых, а есть незамененные. Да, чуть не забыл про непричастных, капнограф - это приблуда, измеряющая количество углекислого газа в выдыхаемой дыхательной смеси. И во вдыхаемой тоже. Позволяет регулировать параметры искусственной вентиляции легких, но если читать не только учебник анестезиологии для медицинских ВУЗов, то с его помощью еще можно косвенно оценивать работу сердца и сосудов. Я этот девайс очень уважаю. Кстати, если человек, работающий то директором, то руками, подозревает о существовании капнографа и даже догадывается о необходимости его включения, значит служба нашего героя организована правильно...
- А я откуда знаю? Он мальчик большой, у него высшая квалификационная категория есть. Вы, Марк Олегович, у него и спросите...
Неравнодушен директор к течению лечебного процесса. И спросил.
- Зачем ему капнограф? Он сам как капнограф! - это персональная медсестра то ли нашего, то ли вашего гостя. И правильно. Прынцы без свиты не ходят, чем опровергают максиму шефа анестезиологической службы, умеющего работать с кем попало и кого поймают: "Любая животная, даже крокодил, поддается дрессировке, вопрос только в силе удара по голове".
- Ху... э-э-э... ерунда какая. Помнится я в начале девяностых не только капнографом, но и пульсоксиметром (этот-то термин все выучили, расшифровывать не стану) был. Степень синевы пациента оценивалась сугубо с эстетических позиций. (Грустно вздохнув) Золотое было время... Давление, кстати, тогда тоже руками меряли. Не одной медсестре сказал "Давай-давай, нажимай на грушу белой рученькой, мне твой муж потом спасибо скажет"...