Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

О диалогах в операционной - 274 (аморальных)...

Несмотря на планирование и проработку различных сценариев, обусловленных геополитической ситуацией, основную работу в Частной Онкологической Клинике с нас никто не снимал. И нас за это, иногда, не только не благодарят, но и скорее наоборот, но... но... "Доктор, спасибо! Будьте здоровы, это главное!" от больной с квартой (для непричастных - четвертая клиническая группа, метастазы много где), это дорогого стоит. Иногда позволяет несколько повысить самооценку.

- У тебя насыпание плохо видно. - Алексей Романович, обращаясь к барышне-"отличнице" констатирует факт насыпания в чашки молотого кофе "Havana" ("кофе с опилками", как говорят недальновидные люди, привыкшие к растворимому пойлу). - Пересыпала. Дели на две чашки.
- Чего это вы пересыпаете? - невинным голосом интересуется анестезистка Ангелина.
- Кокаинум. - Голосом Шварценеггера (политнекорректного "черного негра" по-нашему) отвечает Алексей Романович.
- А чо, есть? - это Клавдя. Оживилась. Из-за плеча...

- Значит так, - Алексей Романович окидывает взглядом поле битвы - послеоперационную палату - и вперивается взглядом в пациентку, прооперированную вчера - Назначаю смотрящей по хате!
- А это что? - осторожно интересуется она.
- Это значит, что отвечаете за чистоту в палате и политико-моральное состояние вверенного вам личного состава. - Чеканит наш герой.
- Ура! Господин назначил меня любимой женой! - вопль истошный, но немного неожиданный. Хотя это хорошо - значит в этой (ключевое слово "этой") палате встанут и пойдут все.
- Алексей Романович, вы что там делали? - попыталась ехидно поинтересоваться операционная сестра Клавдя.
- Нес нелегкую службу вдали от России. Вдали от России. - Ответил Алексей Романович, цитируя песню "Песняров" о березовом соке. Кстати. пора собирать...

- У этой пациентки муж от ЭКО отказывается. - Светлана Петровна, шеф анестезиологической службы, общается со своим ассистентом.
- Значит опять я? - ехидно интересуется человек из-за наркозного аппарата.
- Я бы на вашем месте, Алексей Романович, так не веселилась. Одна после вашего наркоза через семь лет бесплодия родила, другая через одиннадцать...

О философическом - 104...

Я, впервые за долгое время, вспомнил, что отношусь к касте. Уточняю - к касте.
И дело не в том, что некоторая часть потребителей медицинских услуг поняла, что мы не прислуживаем, а служим. И не в том, что как-то не слышно про громкие расследования и журналистов. И не в том, что риторика СМИ изменилась. И уж совсем не в том, что государство, наконец-то, поняло, что я ресурс дорогостоящий и долгообучаемый. Клал ( и, не побоюсь этого слова, ложил) я на все это с прибором.
Дело в том, что в доску зае... э-э-э... замученная доктор (запомните, бляди жеманные, не докторка, и не докторша, а доктор) из Италии после суточного дежурства, вместо того, чтобы спать, даёт видеосоветы русскоговорящим докторам, чтобы они избежали уже допущенных ошибок. И в том, что масса докторов в закрытой социальной группе занята тем же самым, только на английском. Это значит, что не все ещё пропало. Но ссылок, извините, не будет. Они для своих. Потому что мы все-таки каста...

О диалогах в операционной - 273 (эпидемиологически обусловленных)...

- Давайте пораньше закончим! - истошно завопила операционная сестра Клавдя, - Мне срочно к маникюрше надо!
- На хера тебе срочно к маникюрше? - раздался голос из-за наркозного аппарата.
- Маникюр, педикюр. Пока не закрыли. Потом не сходишь.
- Ну и хрен бы с ним. Позже все равно откроют, тогда и сходишь.
- Ага! Это вам, Алексей Романович, хрен бы с ним. Вдруг заболею, помру? И буду некрасивая? А вот схожу на педикюр, тогда скажу, чтоб без носочков хоронили, если что...

- Значит так... - наш герой с громким прихлюпом отхлебнул кофею, обращаясь к своим собеседницам: главному гинекологу и главному терапевту - В связи с чрезвычайной ситуацией с понедельника провожу с вами занятия по проведению искусственной вентиляции лёгких.
- Зачем?! - обе завопили. Хором. Значит испугались.
- А вдруг я паду, коронавирусом сражённый? А у меня больной на аппарате? Кто лечить будет?
- Алексей Романович! - это Светлана Петровна, шеф гинекологической службы. - Я в вас лично "рот в рот" дышать буду...
- Бля-а... - Алексей Романович без употребления своего любимого неопреленного артикля теряет весь шарм. - И на что только люди не пойдут, чтобы по пятихатке на похороны не сбрасываться...

О диалогах в операционной - 272...

А у нас теперь перекладина висит. Над курительным выходом. И Алексей Романович, выходя с "оздоровительного дышания свежим воздухом" каждый раз подтягивается. Кстати, в спине у него после пары заходов что-то щелкнуло и стало заметно легче.
- Алексей Романович, - сказала операционная сестра Клавдя, в очередной полюбовавшись на эстетику физических упражнений, - Что-то вы жидко как-то.
- Лет пять к турнику не подходил, после того как плечо разыгралось. Это деградировать легко и приятно. Плечо сейчас нормально, наберу форму за месяц.
- Набере-е-ете... - усомнилась Клавдя.
- Наберу. Ибо турник полезен. И вообще он двойного назначения.
- Это какого?
- А вот придете с утра после моего дежурства, а на нем кто-то из наших подрабатывающих студенток висит. И табличка на шее. "Партизанен". - Потом, подумав, - Не. "Тупой партизанен".
Потом была пауза. А потом истошный вопль:
- Алексей Романович! Предупреждать надо! У меня полный рот чая! А если бы не сдержалась?
- Ну не сдержалась и не сдержалась. - Наш герой традиционно невозмутим.
- Нет уж. Это только вы по утрам после рапорта говорите "Я плюнул вам в чай, теперь вы умрете"...

Об эффективном менеджменте...

В священный для каждого мусульманина день - пятницу - 20-го марта (кстати, а ведь неделю назад была пятница, 13-го марта...) в нашу Частную Онкологическую Клинику вечером пришло письмо. Электронное. С требованием зарегистрировать всех врачей и медсестер в "единой системе идентификации" на портале госуслуг и на сайте накркомздравчика. До 09.00 (т.е. АМ) 20.3.2020. По старой привычке не оставлять за спиной недобитых и непонятного, решил уточнить детали. Выяснил, не особо и запыхавшись. Телеграмму, подписанную замглавы наркомздравчика Павлом Пугачевым, направили в медорганизации 18 марта. Через региональные наркомздравы, естественно.

Я считаю, это прекрасно. Ребята отчитывались наверх и вниз о количестве медработников не имея об этом представления? Вот и я, сподобившись закончить государственную карьеру, потребовался, несмотря на отсутствие степеней и категорий? Военкомат о моем существовании знает, фонды социального страхования и пенсионный о моем существовании знают и даже следственный комитет о моем существовании догадывается, а практически родной, ну, двоюродный точно, наркомздрав и не подозревает? Все-таки прекрасно...
Почему-то вспомнилась одна фраза на корявом суконно-портяночном языке "Потеря управления войсками в боевой обстановке карается преданием суду военного трибунала". Правда, потом вспомнил, что боевая обстановка еще и не начиналась...

О карантине...

Ну что, реализовал свой единственный выходной путем прогулки по укромным и поэтому безлюдным уголкам нашего леса с молодым человеком, у которого каникулы, умноженные на карантин в школе. Километров пять нагуляли. От неизбывной тоски научил отрока разбираться во времени на циферблате "Командирских", которые он напялил на руку. На правую руку, кстати... Зашел издалека. Сначала объяснил про наличие двенадцатеричной системы и не отстал, пока он на привел мне в пример двенадцать месяцев. Потом объяснил, что когда на двенадцать делим двенадцать, видим часы, а когда шестьдесят на двенадцать - пятиминутные отрезки. Как ни странно, получилось. Определяет. И часы снимать отказывается.
Затем уже дома поиграли в войну. Он нападал в меня в маске человека-паука и с молотом Тора в руках. Я отстреливался из резинострельного пистолета. Поскольку молодой человек был в маске, в голову ему я стрелял с удовольствием...

- Мальчик, дашь мне маску человека паука на работу поехать? - сказал Эдик своему другу.
- Зачем? - молодой человек проявляет любознательность.
- Защита от короновируса.
- Тогда еще молот Тора возьми.
- Зачем? - проявлять любознательность моя очередь.
- Чтобы к тебе никто не подходил. А если подойдет, ты ему "бам!" по голове...
Ну что? Гены пальцем не раздавишь. Девиант и социопат растет. Это хорошо.

IMG_20200323_194429+.jpg

О цитатах из меня - 107...

"Наблюдая за обусловленным сложной эпидемиологической обстановкой переводом трудящихся на дистанционное удаление от рабочего места, пришёл к неутешительным выводам. Полагаю, что внезапно выяснится - отсутствие примерно 50% народонаселения на рабочем месте никак не скажется на качестве выполняемой ими работы, а без 30% её качество даже улучшится"(я)
"Наблюдая за обусловленным сложной эпидемиологической обстановкой отвисанием челюсти у прогрессивной общественности, пришёл к любопытным выводам. Ребята даже не подозревали, что существует не только лечебный подход "гуманизм", основанный на правах пациента, но и подход "медицинская сортировка", основанный исключительно на целесообразности"(я)

О диалогах в операционной - 271...

- Здравствуйте! Мадам N, как я понимаю? Пойдёмте, пообщаемся про наркоз. Кстати, а смартфон вы с собой зачем берёте, если не секрет? Нашу вполне интимную беседу записывать?
- Нет... Я... Я просто себя без него неуверенно чувствую...
- Да? - грустный вздох. - Потерянное поколение... Кстати, информация для вас на всякий случай, поскольку времена нынче настали смешные, я всегда помню о возможности записи любых бесед. Всег-да.

О диалогах в операционной - 270...

- Б-блять старая! - Алексей Романович распахивает ногой дверь операционной, чтобы собрать наркозный аппарат. Заодно и даёт выход эмоциям, рассчитывая, что он один.
- А кто, а кто, а кто? - стареет старый волчара. Не ожидал и не заметил. Любопытствующую операционную сестру Клавдю, тоже собирающую свой стол.
- Ты! - ревёт наш герой.
- Алексей Романович! - Клавдя подбоченивается. - Я не могу с вами работать! Я нахожусь под постоянным эмоциональным прессом!
- Чо так? - от неожиданности он сбрасывает градус накала.
- Какая я вам старая?
- То есть подлежащее, в отличие от опреления, вопросов не вызывает? Запомни, Клавдя! Молодая б-блять у вас одна. Да и та я... - сказал Алексей Романович, грустно вздохнув.

О диалогах в операционной - 269...

- У меня ещё один вопрос.
- Спрашивайте.
- Чулки мне надевать надо? - речь, понятное дело, не об эротических чулках с кружавчиками, а о компрессионных с давлением.
- Надо.
- Почему?!
- Профилактика тромбозов. Которые иногда бывают весьма неприятными.
- Почему я должна делать профилактику тромбозов?!
- (Внимательный взгляд) Потому что возраст у вас, извините, не пионерский. Вес тоже. И варикозное расширение вен.
- Ну, спасибо...
- За что?
- За комплимент.
- А-а... Пожалуйста. Но это не комплимент. Это констатация факта.