Category: литература

О литературоведческом - 126...

Прекрасное название специальности - бариста. Понятно, чем человек на работе занят...
Внезапно подумал о том, что неплохо бы добавить к названию этой специальности букву "Е", а затем задумался о роде занятий людей с этой специальностью...
Наконец, от тоски родил хештег #веселыебариста

О переосмыслении творческого наследия Грегора Менделя...

- Мама, на тебе бластер. - Молодой человек, будучи в игривом расположении духа, выдал мамаше один из своих резинострелов, при помощи которых я с ним тактику боя в помещении отрабатываю. Побеждаю, кстати. Пока.
- А зачем мне бластер? Да еще с одним патроном?
- Вдруг случится зомби-апокалипсис? Встретишь зомби стреляй ему в лоб. - Новое время, новые сказки.
- А если их много будет?
- (Подумав) Тогда стреляй в лоб себе...
Ну да, ну да. Чувство юмора и его специфика - вещь наследственная. Благо есть в кого...

Кстати, интеллигентные-то люди во время эпизодов вопиющей похабщины шестнадцатый патрон отдельно носили, чтоб по горячке не высадить, потому что иногда это целесообразнее. В надежном месте, типа нагрудный карман. И партбилет рядом, опять же. Мамаше молодого человека я этого не рассказывал, а ему могу. Потом. Может быть. Наверное...

О литературоведческом - 125...

Внезапно задумался над сакральным смыслом строфы классика золотого века русской поэзии и, по моему, как всегда гениальному, определению "самого первого экзистенциалиста в русской литературе":
"Под ним струя светлей лазури...".
А внезапно задумался потому, что внезапно вспомнил весёлые и радостные послереволюционные годы, первую половину девяностых, времена "спасибо" не булькающего, а иногда произносимого словами. Когда старшие медицинские сёстры в спирт хлоргексидин добавляли. Очевидно, с целью ухудшения его вкусовых качеств. Кстати, наивные люди. И без того вкусный медицинский спирт приобретал весьма пикантную горчинку. А вот моча с утра действительно была не то, чтобы синей, но все-таки этакой... с приголубью. То есть светлей лазури...

О диалогах в операционной - 236...

В нашей операционной продолжает играть радио. На данный момент - брутальное с патриотическим акцентом. Но по данным агентурной разведки, вполне себе аффилированное с радиом либеральным, что подтверждает постулаты диалектического материализма, учения непобедимого, потому что верного. Но даже у самых брутальных с патриотическим акцентом радиостанций, общественное бытие, согласно геноссе К. Марксу, определяет сознание, поэтому песнопения прерываются рекламой.
- Весь мир на ладони в твоём...
Заскучавший было голос, прячущийся за наркозным аппаратом заканчивает рекламный слоган. В рифму. И эта рифма не "айфоне", а гораздо более созвучна. Потому что поэтический дар и нелюбовь к фирме Apple, с этим уже ничего не поделаешь.
- Алексей Романови-и-ич... - тянет операционная сестра Клавдя свою привычно-укоризненную мантру.
- Клав, - в беседу вмешивается оперирующий главный врач Частной онкологической Клиники, - Вот за что люблю Романыча, так это за отточенность формулировок. И еще за интеллигентность.

О литературоведческом - 120...

Литературоведческий телефонный диалог.
- Я дочитал твою книгу.
- Как-то ты быстро.
- Книга не больно толстая. И пишешь занимательно. А ещё пишешь смешно, даже о страшном. - Пауза -Особенно о страшном.
- Страшно о смешном и без меня напишут.
- Да, судя по книге, ты своё медицинское начальство не очень любишь.
- Да я и людей вообще не очень.
- Потому и в медицину пошёл?
- Отчасти да. Ну и генетически обусловленное наследственное заболевание - в медицине работать.
- Когда читаешь, оно смешно до самого конца, до последней главы...
- Эпилога.
- Ну да, эпилога. После него уже грустно. Но не плохо грустно, а хорошо грустно...

Кстати, книга-то по-прежнему здесь https://ridero.ru/books/legko_umeret_ne_dam/
А вот отзывов там же нет. А они бесплатные и без регистрации.

О диалогах в операционной - 223 (литературоведческих)...

- Светлана Петровна, этой больной лапароскопию (поясняю для непричастных - это операция в животе не через разрез, а через отверстия) делали? - проявляет живой интерес операционная сестра Клавдя, намазывая живот несчастной усыплённой женщины какой-то антисептической отравой, давно заменившей чистый спирт, который в своё время наливали дамам. И не только дамам.
- Делали. - Подтверждает шеф гинекологической службы.
- Как у неё дырки смешно расположены. - Критически оценивает Клавдя следы оперативного вмешательства.
- У женщин дырки вообще смешно расположены... - философически настроенный голос из-за наркозного аппарата не преминул подать себя в виде очередного мудрого афоризма.
- Алексей Романович! - Клавдя как-бы возмущена и решает поиграть в сестру Эжени (кто-нибудь вспомнит это когда-то культовое литературное произведение?) - Ваши ремарки!
- Эрихи Марии Ремарки... - уточняет Алексей Романович анкетные данные идеологически близкого себе по отношению к этанолсодержащим жидкостям писателя. Кстати, идеологическая близость заключена в экзистенциальном, эстетичном и эклектичном отношении к их применению по прямому назначению...