nadie_escribe (nadie_escribe) wrote,
nadie_escribe
nadie_escribe

Category:

О погрузочных работах -2...

"Медицинская сортировка — распределение пострадавших и больных на группы,
исходя из нуждаемости в лечебно-эвакуационных мероприятиях  в конкретной обстановке."(с)



Преамбула: Толпа молодых и здоровых мужиков в высокой концентрации, проживающая в неподверженном антиалкогольным указам первого (и последнего) перзидента (ошибка сознательная!) СССР, периодически подвергающаяся воздействию стрессогенных факторов, да еще и лишенная женского общества, редкий досуг, в подавляющей своей массе, проводит крайне однообразно. За игрой в шахматы и иные настольные игры. Что можно было отметить на ежеутреннем офицерском разводе - в подавляющей своей массе морды красные, портупеи затянуты только на вдох, и от всех пахнет одеколоном "Консул" (ну или чего там, "Спортклуб" в военторг завезли?) - ясен пень, что шахматы. А может иные настольные игры. Согласно часто цитируемой и широко известной фразе В.И.Ленина, приведенной в работе "Партийная организация и партийная литература" - "жить в обществе и быть свободным от общества нельзя". Поэтому в общем и целом мы были едины, разве что наш доктор Игорек и командир разведроты Женя по утрам пятерочку бегали, да я по утрам пах ГДР-овской "Кельнской водой". Кстати, Игорек, как истинный доктор надеялся поселить в наши нетрезвые умы постулат о вреде "шахмат и иных настольных игр" в хмурые (в переносном смысле этого слова) утра читал лекции о вреде пьянства, благо весь докторский состав проживал совместно. Со своим здоровым образом жизни, он дошел до того, что заряжал воду. От транслируемых тогда по телевизору пассов руками Алана Чумака.
Кстати, именно я, с присущей мне смелостью, развеял его заблуждения, поставив эксперимент на себе. Тогда я с жадностью нагло припал к его трехлитровой заряженной банке и выхлебал половину. Не помогло. Поскольку Чумак - шарлатан, а вода, заряженная им - не пивасик.
Третий наш сожитель и номинальный начальник (ибо являлся начальником медпункта полка и являлся нашим командиром) Вася не был свободным от общества с индивидуальными особенностями. Пить он мог много. Потом вырубался и спал. Потом просыпался и снова выпивал. Причем все, до чего мог дотянуться руками. По этой причине много спиртного мы старались дома не держать. Чтобы кончалось насовсем и проснувшемуся Васе дотянуться было не до чего.Ну а теперь...
Амбула, ой бля, Фабула: Вася уезжал в отпуск. И поэтому проставился. Наш скромный товарищеский (ага, 2 пьющих и 3 закусывающих) ужин был дополнен еще одним блюдом - второй бутылкой. Дигестив, мы ж люди, практически теоретически культурные. Во время скромного товарищеского ужина мы дозволили Васе завтра на службе не отсвечивать и спокойно собирать вещи - единственный поезд из Степанакерта (вокзал был километрах в 10 от города, правда потом эту ветку прикрыли и конечной станцией стал Агдам) до Баку отходил вечером, временной резерв добраться утром до аэропорта был достаточный.
[Лирическое отступление: Кстати, железнодорожную ветку прикрыли очень просто. Вот так:

А сам вокзал выглядел сначала так

Потом так

А теперь вот так

Для симметрии могу дать и немного Агдама. Тогда так

Теперь то же панно про дружбу народов выглядит вот так

Ну чо, лично мне приходит в голову фраза комэска Титаренко:"Развалинами рейхстага удовлетворен!"]
Поскольку Васе на службу идти было не надо, то некоторую порцию из дополнительного блюда я ему на утреннюю поправку здоровья оставил. Утром ушли мы с Игорьком. Нести трудную службу вдали от России. Вася к обеду должен был проснуться, поправиться, собраться и быть в готовности. Но внутри что-то глодало, причем это что-то не называлось мудреным словом "абстиненция". И тогда на разведку радиационной, химической и биологической обстановки был откомандирован старый и мудрый воин - Дима Колупаев, по прозвищу "директор". С приказом "глянуть на Васятку и действовать по обстановке". Жили минутах в 10 ходьбы от полка. Туда, обратно, разведка... Старый и мудрый воин принесся через 15 с воплем:"Товарыш лёйтёнанты, ён Гатауллин!".
[Лирическое отступление: Поскольку Советская Армия, в которой мы служили, являлась точным слепком нашего общества, то была она полностью интернациональной. А посему многие состояния человека можно было именовать интернациональными же фамилиями, например, Гатауллин, Пиздаускас, Ебанько...]
Мы с Игорьком мобилизовали нашу дежурную машину, загнали в нее директора и выдвинулись в очаг поражения уже бронированной колонной.
- Ой, бля-а... - Протянул Игорек. - Чем же он так нажрался то?
По всем правилам суровой мужской работы - медицинской сортировки, Вася подлежал переводу на площадку безнадежно раненых и санитарной эвакуации не подлежал. До поезда было часов 6.
- Сука... - Отвесил я ему поджопник, обнаружив причину Васиного состояния. - Он до моей "Кельнской воды" дотянулся.Теперь как все пахнуть буду...
- Тихо! - Прервал экзекуцию Игорек и принял командование. - Директор! Проверь сумку, одень Васю, через 3 часа заедем. Выполнять!

Через 3 часа, когда мы заехали за все-таки транспортируемым телом, Вася, одетый по моде конца 80-х в клетчатые брючки, черный пуловер и рубашку с узеньким галстуком лежал на кровати со сложенными на груди руками.
- Ангелочек, бля! - Емко описал данный натюрморт Игорек, а потом обратился к директору - Дима, деньги и документы где?
- В нагрудном кармане под свитером. Билет на поезд отдельно.
- Давай отложи к билету трешку проводнику и потащили...

До вокзала мы доехали без проблем. Вася дрых на носилках, закрепленных в салоне. Посадка на поезд должна была начаться минут через 30. Вокруг вокзала на досмотре стояло оцепление (как потом выяснилось, из курсантов рязанского училища ВВ). Соваться в лоб не имело смысла. Был шанс оказаться в комендатуре, причем всем, вместе с машиной.
- Сходи, разведай, ты прохиндеистый... - Предложил мне Игорек.
- Я не прохиндеистый, я коммуникабельный! - Уточнил я и пополз пошел.

- Здорово, служивый... - Обратился я к курсанту, стоящему на пропуске на территорию вокзала.
- Здрасьте, тащтнант...
- Закуривай. - Протянул я ему пачку армянского "Салюта", с полосатой бумагой и коричневым фильтром (это нюансы значительные), но курсант, замученный бакинской "Астрой", просто обрадовался нормальным сигаретам, не обращая внимания на нюансы.
- Что-то хотели, тащтнант? - Поинтересовался курсант, когда я ему предложил оставить пачку себе.
- Я хотел, чтобы ты отвернулся на пару минут, когда нашего пьяного начальника мимо тебя пронесем к поезду. У него самолет домой завтра из Баку, больше ни на чем не успеет.
- Я отвернусь. Даже сопровождающего дам. Но там за углом наш подполковник может сидеть, он комендант вокзала. если его не будет - проблем нет.

Пришлось ползти идти за угол. Подполковник сидел на скамейке перед платформой и наблюдал за общественным порядком. Проходя мимо я отдал честь (в хорошем смысле этого слова). Потом в ответ на вопрос "откуда?" представился, рассказал что заехал товарища проводить...
Потом присел рядом, поболтал с подполковником, узнал много интересного про обеспечение общественного порядка на Олимпиаде-80. Потом подполковник решил прогуляться в комендатуру и я понесся к привокзальной площади.

Курсант не подвел - отвернулся и дал сопровождаюшего, который широкой спиной вместе с Игорьком закрывал нашу процессию. Возглавлял ее я, с Васиной сумкой и билетом. Директор с водителем несли тело по всем правилам военной медицины, вперед ногами.


Любознательные аборигены вовсю таращились на группу военных, перемещающих какого-то прилично одетого гражданского, находящегося без сознания. В их темноволосых головах точно бродили мысли о зверствах карателей из военной хунты, иного в перестроечные времена ждать было бессмысленно. Не поддержать тоже было невозможно:
- Вот! Он молчал и допроса не выдержал... - Громко прокомментировал я, проходя мимо особенно большой группы отъезжающих. Бойцы начальника чуть не уронили...

Дальше было просто - затащили в вагон, забросили на полку, отдали деньги и билет проводнику, а потом я обещал его арестовать, если с Васей что-то случится. Сопровождающий курсант при этом похлопал резиновой палкой по ладони...

Вместо морали: Потом, гораздо позже, я, хотевший тогда служить, уволился. Игорек, хотевший тогда уволиться, остался служить, только перекрасился в краповые.
А Васятка во время эвакуации забытого, расстрелянного из артиллерии и почти разоруженного полка, не оставил захватившим территорию части супостатам ни капли спирта...
Это любопытное позднее советское и раннее постсоветское время еще ждет своих описателей. Но думаю не дождется.

Tags: Воспоминания офицера колониальной пехоты
Subscribe

  • О литературоведческом - 143...

    Как-то внезапно задумался о своем почти земляке - Велемире Хлебникове. В смысле неологизмов. Чем я хуже? Да, собственно и ничем, а как анестезиолог и…

  • О литературоведческом - 142...

    Сегодня пока не подпевали, но, думаю, мы всей операционной еще споем хором песню В. Добрынина, на понятно чьи слова: "Качается вагон, стучат колеса…

  • О праздничном...

    Дам, барышень, девиц и примкнувших к ним - с Международным женским днем! Желаю, чтоб все!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments