nadie_escribe (nadie_escribe) wrote,
nadie_escribe
nadie_escribe

О донорах-волонтерах...

Заработал новый закон о донорстве. Денег донорам не будет. Ибо как заявил журналистам заместитель министра здравоохранения Сергей Вельмяйкин - "По официальным статистическим данным, у нас в стране более 1 млн 600 тысяч доноров. Платных из них только 8%, поэтому дефицита крови не будет".

Испытывая глубокое уважение к нынешним управленцам, подолгу разглядываю их фотографии, понимая, что они там не просто так - они кастинг прошли. И только после кастинга могут демонстрировать победу мозаичности знаний над личным опытом экспериментов in vivo. Кстати, вот он, Сергей Вельмяйкин.

Интересно, он сам-то кропил землю красненьким кровушку сдавал? Лично я после то-ли двадцать седьмой, то ли тридцатой сдачи со счета сбился и считать бросил. А потом и сдавать перестал. Совсем. Теперь только новорожденным в роддоме.  Кстати, и сдавал всегда бесплатно. Первый повод для добровольной сдачи выглядел так: 
- Ку-урс, строиться! Повзводно! В роддоме города номер (уже и не помню эти номера) кровотечение. Слушатели с третьей положительной три шага из строя! Слева по одному в автобус у проходной! Если узнаю, что кто-то с третьей положительной не вышел - помогу распределиться в Забайкальский военный округ!
Второй повод для добровольной сдачи случился, когда с армией было завязано. Начало девяностых - время веселое. А операции по-прежнему шли кровавые. Именно в то время  я и согласился на полставки поработать заведующим кабинетом переливания крови. Опять-таки добровольно, потому что тогда был период, когда 250 рублей на руки, а остальное - на книжку. А вот эти полставки - они по другой ведомости и наличкой шли. А посему помню, как крутиться приходилось, ибо при отмене операции из-за отсутствия запасов, претензии предъявляли, как будто это лично я ее выпил. Начитавшись разных книжек иногда у больных с редкой группой до операции кровь забирали, возмещали объем кровопотери всякими разными растворами, а во время операции забранную кровь вливали  обратно - нам-то она зачем? Метод нормоволемической гемодилюции называется. А иногда, значительно реже, еще и гиперволемическую гемодилюцию проделывали - наливая больного всякими растворами перед операцией. Кровь становилась разведенной, но такую, сильно разведенную, пациент и терял... Много чего было, пока не ушел я с этого ценного (потому, что полставки платили регулярно) поста - после первого выговора. Хирурги иногрупную кровь перелили пятнадцатилетней девчонке. Сначала ДВС (вообще, очень занятная штука), потом почечная недостаточность. Но девчонку мы вытащили. Мать была очень благодарна, даже денег заслала. Хирургам. Потом комиссия разбор, ну и выговор. Дело, в принципе, житейское и по нонешним временам насквозь привычное, а тогда чего-то обидно стало... 

Лечение этого самого ДВС в период коагулопатии, когда потекло отовсюду, одно – массовое возмещение компонентов системы свертывания крови. Т.е. переливание свежезамороженной плазмы ведрами. Или теплой совместимой человеческой крови. Но при наличии СПИДа, гепатитов, сифилиса прямое переливание – вещь противозаконная. Одно время оно сильно не приветствовалось, а позже – и вовсе стало запрещенным. Но с учетом того, что до сифилиса и его более суровых друзей еще дожить надо – переливаем. Но запрещено. Значит российский ум изобрел простой и эффективный выход: переливаем, но не пишем. И в таком разе кровь добывается из тех, кто есть под рукой. А под рукой есть весьма ограниченный, хотя и периодически обследуемый круг. Так что это и есть второй повод для для добровольной сдачи.

Вечером той пятницы я, исполняющий обязанности заведующего отделением анестезиологии и реанимации одного из городских экзиториев, пытающихся бороться за звание моей исторически-профессиональной родины, нервировал дежурную докторицу. Тем, что комначсостав отделения в виде меня и отличающейся редкой сообразительностью старшей сестры Луизетты, а также примкнувшего к нам Шепилова хирурга, вместо того, чтобы валить по домам, увлеклись дегустацией продукции отечественной коньячной промышленности. Если учесть наличие заначек у каждого из присутствующих, то понятно было, что засели мы основательно, как в долговременной огневой точке в ожидании атаки противника. К моменту начала этой атаки грамм по 250 в нас сидело. Мы с хирургом были бодры, а Луизетта уже подхихикивала. Случился рутинный синдром пятницы.
Уже при дежурных закровила больная заведующей гинекологии после ампутации матки. Закровила из оставшейся шейки из-за каких-то анатомических нюансов. Закровила в плановый, а не в неотложный день, когда ни лаборатории, ни операционной сестры, на отдельной анестезиологической бригады. Но дежуривший мальчик сумел вызвать второго мальчика (оба они потом ушли в медпредставители, и даже карьер какой-никакой сделали) и развернуть операционную, только заведующая их на звонки не отзывалась. На наркоз я отправил дежурную докторицу (а не хер, глядя на наше веселье, губу брезгливо оттопыривать), вместе с сестрой из реанимации. Мальчики, несмотря на кровопотерю, приостановили кровотечение и двигались к экстирпации, но тут объявилась их заведующая и, как настоящий начальник, взяла операцию в свои руки. Теперь плеснуло по-настоящему и стало понятно, что надо переливать. А переливать было нечего. И группа моя. С резусом.
- Ну пошли... - Грустно сказал я, закатывая рукав, а потом подумал и добавил. - И все-таки хоть в этом повезло тетке. Получит кровь умного, симпатичного, слегка выпившего и сексуально озабоченного мужчины.
После упоминания сексуальной озабоченности я хлопнул Луизетту пониже спины. Луизетта, согласно Устава, взвизгнула. А потом, несмотря на поддатость, вошла в вену с первого вкола. Надоил я свои 400 и понял, что почти совсем протрезвел.
- Вы как хотите, а трезвым я сегодня уходить не собираюсь... - Пробурчал я и увлек всю компанию к продолжению банкета.
Дела в операционной шли своим чередом, поэтому красное кровь требовалась еще. Сдавать пришла ушедшая на наркоз из реанимации сестра. Все бы ничего, но сдала 400 и упала. Пришлось принимать командирское решение - сложить упавшую на кровать и воспользоваться беспомощным состоянием потерпевшей  и услать на наркоз Луизетту.
Это было стратегической ошибкой, потому как раскрасневшаяся девочка посмотрела на операцию и, слегка заплетающимся языком, выдала правду:
- Не-е.. Ну точно Алексей Романович говорит - ни хера вы оперировать не умеете!...
Дальше было еще много чего забавного: и истерика гинекологической заведующей, и кровосдача одним из двух мальчиков, и мобилизация хирурга, который таки помог им закончить работу спокойно и без истошных воплей, и продолжение банкета той же компанией после операции, и завоз Луизетты на такси до подъезда (чо то растащило ее), и даже секретный доклад ( догадываюсь кто доложил) главному об организаторе пьянки (но вот за это мне особо ничего и не было)...

Tags: Былое Медицина, Типа вспоминаю, Эстетствую
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments