nadie_escribe (nadie_escribe) wrote,
nadie_escribe
nadie_escribe

Categories:
  • Music:

О веселых праздниках...

Как-то задумался – а не написать ли для молодого человека римейк сказки Астрид Линдгрен про Карлсона с мотором спереди? Впрочем, полтора десятка лет на это у меня есть. Т.е. насчет того, что у меня полтора десятка лет есть – это вопрос открытый. А вот писать лет пятнадцать – это дело допустимое, ибо раньше ребенку такие сказки рассказывать, все-таки, не стоит.



Но вообще-то я не об этом. Я про отмечание дней медика некоторое время тому назад, а также про то, почему я на них ездить перестал. Забегая вперед, стоит отметить, что сейчас такого явления (самые, что ни на есть «советские корпоративы»), имевшего весьма массовый характер, уже нет, и причин этому несколько, но останавливаться я на них не хочу и не буду. А тогда оно было. Причем носило на себе отпечатки географической самобытности в виде несколькочасовой  зеленой стоянки на правом возвышенном берегу Волги. Больше десятка лет тому назад, контора, в которой я работал, пару раз вместо пятницы почему-то затевала такие выезды по средам. Видимо для того, чтобы в четверг зеленые, в модный тогда цвет хирургических костюмов доктора, хором выслушивали мой сакраментальный вопрос: «Природа что-то недодумала. Никто не знает, почему во мне не 2 печени и одна почка?». Поездки на тот берег Волги на теплоходе затевались теоретически около 13.00, практически же, часиков в 11 начинали потихоньку готовить печень к предстоящим ферментативным нагрузкам. Потихоньку – это чтобы не скиснуть на борту этого самого теплохода до подхода к противоположному возвышенному и зеленому берегу. В ту пятницу (все-таки пятницу!) эту премедикацию я почему-то пропустил, то ли из-за передачи палатного контингента грустной дежурной смене, то ли еще из-за чего-то, за давностью и не помню. Правда по этому поводу особо расстраивался, ибо до того берега время есть, можно было упущенную выгоду  наверстать. Но не судьба. Я был прихвачен заведующим базовой хирургической кафедрой и вперся в научно-профессиональную дискуссию об обеспечении вентиляции при затеваемых им операциях с пластикой трахеи и сопутствующей им разгерметизацией дыхательных путей. Слово за слово, хреном по столу, инжекционной высокочастотной по осцилляционной,  участками перфузии по участкам вентиляции…Короче доехали. Не, профессору нормально, он на кафедре начал, на теплоходе немного продолжил. И меня угостил, но премедикации-то у меня не было, соответственно чего-то для завершенности не хватало.
- Ну и ладно, стоянка длинная, настигну коллектив. - думалось мне.
Как все-таки молод и наивен я был. Компании сошли на берег расползись по пригорку, располагаясь поотделенно и по степени дружественности. Мы (анестезиология и реанимация) занимали место в центре и ближе всех к воде, поскольку дружить с нами предпочитали все. Пред приступанием к пиршеству, слегка разогретые барышни предпочли освежиться и массово двинулись к воде, а я тем временем с лучшей, то есть мужской частью коллектива попытался приступить к догонянию догонятию переходу во всеобще-коллективно-массовую кондицию. Стакан до рта опять донести не удалось. Помешал истошный вопль: «Ксения тонет!».
Быстро оценивать обстановку, думать и действовать – это и так уже вошло в постоянную привычку, а тут я еще по-прежнему продолжал оставаться до омерзения самым трезвым в экипаже на берегу. И вода рядом. И практически купальный костюм из одежды. Оставалось только сбросить портки, прыгнуть к воде и извлечь достаточно симпатичную и не особо блядовитую в абсолютно трезвом виде, но, как выяснилось, великую пловчиху и женщину-вамп в не совсем трезвом. Эти обстоятельства несколько препятствовали извлечению барышни на берег, ибо она пыталась одновременно и поплавать еще, и повиснуть на шее (последнее отношу не к моим выдающимся органолептическим данным, просто получилось оказаться первой особью противоположного пола, оказавшейся в пределах шаговой доступности вследствие проводимой спасательной операции). Извлеченное тело было сдано на ответственное хранение сестрам по оружию, а я двинулся к отставленному, как мне казалось, на время, стакану с так и не употребленным по прямому назначению догоняловом до всеобще-коллективно-массовой кондиции. В это время разгоряченный отдыхом народ потянулся купаться. И нырять с невысокого, не более метра, берега в воду. Первым нырнул один из хирургов (ныне профессором работает). Красиво нырнул. Практически «рыбкой». Но забыл, что до уреза воды еще метра два-три от этого обрывчика идти надо. В общем, было ясно, что не долетит. Не дожидаясь звука «хуяк» от соприкосновения тела с земной твердью я отставил опять невыпитый стакан и пошел поднимать ныряльщика. Потом передал его подоспевшим друзьям и товарищам. Потом решил, что бегать туда-сюда – это дело утомительное и решил перед возвращением к своей неопустошенной емкости как следует оглядеться. Как выяснилось, не зря. Торакальная медсестра тонула не по-деццки, а совсем даже по-настоящему, метрах в 20 от берега (там сразу было глубоко). Пришлось изображать из себя Чипа или Дейла из идущего в те времена мультсериала, спасающего свою соратницу Гаечку.  Спасти Гаечку получилось только частично – в процессе сего действа был утоплен верх от купальника. Ну, 20 метров – это рядом, доплыли и топлесс. При вытаскивании на берег у Гаечки открылось второе дыхание. В поле ее зрения попал другой из хирургов (кстати, руки у него из плеч растут, а работает он теперь тоже профессором), восседавшего во главе своего отделения рядом с женой. «Либо идиот  - ездить в Тулу с самоваром, либо окончательно из доверия вышел…»: мелькнула у меня в голове мысль. Гаечка же, как была – отчасти в неглиже по форме одежды № 1, попыталась рвануться в ту сторону. Судя по выкрикиваемым обрывочным фразам, обуятая обуянная ревностью с целью выяснения отношений. Перехватить получилось с трудом. Сдавая ее коллегам по нелегкой медицинской работе, я их (коллег) честно предупредил, что если они спасенную не удержат и она вырвется на оперативный простор, то я ее собственноручно обратно утоплю. Пока я переводил дух – и зеленая стоянка закончилась. На обратном пути я был мрачен и задумчив, а народ весело обсуждал планы поездки к кому-то для продолжения банкета. Наконец, кандидатура принимающей стороны образовалась, и вспомнили про меня:
- Ты с нами?
- Водка осталась? – Ответил я вопросом на вопрос. Где-то с полбутылки нарисовалось у запасливых эндоскопистов. Затем, на глазах у изумленной публики, я ее там же в стеклотаре раскрутил и захлебнул в полтора глотка прямо из горла. Потом, отодвинув в сторону протянутый на закусь огурец, выдал и ответ:
- А идите вы все в п###ду!
С тех пор, в дни веселых летних поездок я добровольно вызывался подежурить…

Мораль: А ведь у значительной части женского медицинского народонаселения в году было 2 радости – позажигать со всей дури в поездке, а потом  пообсуждать -  кто, что и сколько раз вытворял; и повторялись эти радости 2 раза в год. В июне и в декабре. Впрочем, так оно и поныне осталось…



Tags: Былое Медицина, Типа вспоминаю
Subscribe

  • О философическом - 55...

    Кстати, мой друг Мальчик в десять лет уже стал профессиональным спортсменом. Дык это я к чему... "Умеющий носить китель, умеет носить и смокинг". Не…

  • О спортивных событиях - 2...

    Я всегда утверждал, что в этой жизни мало вещей, которых имеет смысл бояться. Пока случайно не посмотрел чемпионат мира по тяжелой атлетике среди…

  • О спортивных событиях...

    Так-то я к нонешней олимпиаде абсолютно, извините за выражение, индифферентен. Но есть одна команда, за которой слежу. По ряду личных причин. Они…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments