nadie_escribe (nadie_escribe) wrote,
nadie_escribe
nadie_escribe

Categories:

О личном составе...

Обещания надо сдерживать, даже если очень не хочется. А посему и пишу обещанное камраду rdp4v  описание быта медицинской службы горных егерей генерала Дитля кавказских мотострельцов эпохи распада Империи.



Надо сказать, что кадрами наша служба была укомплектована неплохо – умный командир всегда понимал, что эти бездельники со змеями в петлицах в повседневной жизни на хрен не нужны, но уж если нужны, то совсем не для бега, стрельбы и строевой выправки. Кроме местных прапорщиков в фельдшерах у нас были и 2 срочника-москвича, Гриша и Вадик. Толковых срочника, из медицинских семей, закончивших медучилища, работавших до армии на скорой и собиравшихся после нее (армии) поступать в мединститут. Тем более в медпункт полка они были вытянуты после большого кастинга с должностей санинструкторов рот. И обратно в роты им не хотелось очень сильно. То же самое происходило и с другими военными из состава нашего подразделения, приравненного к роте. Поэтому, в отличие от обычных красноперых мотострельцов, наши осознавали и преимущества своего положения и его зыбкость, поэтому ценили имеющееся и были доступны речевому контакту (кстати, знаете, что контакты бывают всего трех видов: самые забавные – огневые, самые приятные – половые и самые безопасные – речевые?). Словом, рабочая аристократия, хуле.
Прием больных на них можно было оставить спокойно, как и прочие медицинские дела типа дезинфекции и дезинскеции. Шлангующих – отсеют, нуждающимся помогут, сомнительных – оставят до доктора. И даже могли самостоятельно принять решение – заложить поспать и поесть на несколько дней кого из молодых, заебаных службой (и такое практиковалось, а чего?). Нужно сказать, что к тому времени в армии вовсю, пестро и с запахом,  уже расцветало землячество, поэтому на узбеков (особо борзый и зверствующий контингент) это правило не распространялось. И для отлеживающихся молодых у нас был просто рай.
На первом своем армейском приеме сидел со мной спинджак двухгадюшник двухгодичник Слава, которому из всей военной амуниции выдали парадную серую шинель и пистолет имени Макарова (именно эта выдача разбудила во мне жуткое неприятие свободной продажи огнестрельного оружия нашей интеллигенции, как-нибудь опишу). Все остальное вещевая служба привезти не могла из-за блокады города. За его пределы прорывались только колонны за топливом и боеприпасами. И когда, увидев очередного шланга, с которым у меня было вялотекущее соревнование, я в очередной раз послал его на три веселых буквы, Слава радостно возопил: «Мне бы в поликлинике так!...». На следующий день за мной прибежал Гриша: «Тарщь льтенант, там новый доктор бойца с животом на хер послал, мож глянете?». Аппендикс мы не проспали...
За полгода до дембеля мои юноши военные расцвели. На предстоящую  алкоголизацию мой личный состав у меня и получал санкцию, которую нужно было заработать. Еще сообщалось о количестве употребляемого, и если оно, количество считалось излишним, то эти самые излишки изымались. Так получалось избегать пьяных залетов в алкогольном, несмотря на старания товарищей Горбачева и Лигачева, кавказском раю. А в Степанакерте, было дело, алкоголь на бензин меняли в пропорции канистра на канистру. Однажды обратил я внимание на то, что и количество, и качество заявленного употребляемого неизменно возрастало, так, что изымать приходилось бОльшую часть. Было проведено негласное дознание, которое установило, что мои военные открыли кооператив, в соответствии с рекомендациями партии и правительства. Пользуясь тем, что солдаты – это в массе своей здоровые дебилы с большими взрослыми пиписьками и маленьким детским мозгом, а также тем, что человеком управляют три основных желания напиться, проблеваться и с топором за кем-нибудь побегать пожрать, погадить и … поразмножаться, они начали шары в гениталию желающим загонять, ибо «бабам нравится» и «потом отбоя не будет» (лично я на эту тему ничего компетентно утверждать не могу). Умеренными ценами и качеством обслуживания они конкурентов из роты материального обеспечения разорили, поскольку в целях маркетинга было использовано даже то, что лично я мозолистой рукой одному военному от их конкурентов хер отрубил флегмону полового члена вскрывал. Те самые укрывающиеся от гнета злобных пехотных дедов молодые, по утрам точили надфилями и обрабатывали потом шкуркой вставляемые вечером шары из рукояток зубных щеток. А эти светила военной медицины стерилизовали их и затем, с соблюдением правил асептики и антисептики, загоняли между наружным и внутренним листками крайней плоти полового члена под местной анестезией.
Репрессии последовали жестокие. Только благодаря Игорьку я им эти выступающие части тела (у Вадика-идиота она тоже шарами была украшена), послужившие причиной неправедного заработка, не поотрывал. Но командование было довольно почему-то вдруг резко возросшими объемами строевой, физической и боевой подготовки личного состава медпункта нашего энского гвардейского Краснознаменного ордена Суворова второй степени …
Tags: Воспоминания офицера колониальной пехоты
Subscribe

  • О праздничном...

    Дам, барышень, девиц и примкнувших к ним - с Международным женским днем! Желаю, чтоб все!

  • О переименованных праздниках...

    Операционная сестра Клавдя говорит: "Армия и геи крадут у нас лучших мужчин!"... Долго любовался фотографическими карточками. И понял, что она права.…

  • О выходных...

    Ну, как гласит древняя народная мудрость - кому война, а кому... э-э-э... совсем не Техас. Поэтому минус двадцать восемь - это не повод отменять…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments