March 7th, 2021

О диалогах в операционной - 339...

- Алексей Романович, завтра француз на операцию идет. - Операционная сестра Клавдя затянулась своим симулякром нормальной человеческой сигареты и продолжила. - Выходим на международную орбиту.
- Мы давно на ней. Не считаем заграницей Среднюю Азию и Кавказ. Но у нас сербки были. Американки были...
- Ну, американки-то у нас были плюшевые.
- Плюшевые, - Клавдин собеседник согласно кивнул головой, что для него нехарактерно. - Из понаехов. Но разговаривают уже с акцентом. И не без англицизмов, кстати.
- Это не та, что требовала от вас после наркоза с ней по-английски поговорить?
- Я же поговорил.
- Это тогда вы выясняли, где ракетная установка?
- Ну, извините. Как умею, так и разговариваю. Да, немец еще был. Натуральный. Не новодел. Договорились же. - И шеф анестезиологической службы, мечтательно зажмурившись, добавил. - Я, я, натюрлих. Даз ист фантастиш... Кстати, а француз - это плохо.
- Почему?
- А они с английским не очень. У тебя как с французским?
- "Марсельезу" могу спеть. Еще курить позвать.
- И все?
- Ну, это... - Клавдя стыдливо потупилась. - Еще трахаться могу позвать.
- Уже неплохо. А я могу по-французски послать на... Ну, словом , послать. Еще знаю необходимую для каждой женщины фразу. "Же маль а ля тет". Что в переводе означает у меня болит голова. При желании мы с тобой даже жанровую сцену разыграть сможем на языке первоисточника... Кстати, он ко мне идет?
- Нет, на второй стол, к барышне-отличнице.
- Вот и хорошо. Пусть она и е... э-э-э... разбирается. Большая уже.

- Алексей Романович, зайти к нам можете?
- Зачем? - поинтересовался наш герой, но голову во вторую операционную все-таки засунул.
- Сейчас будить станем. Вдруг забуянит. Я же не удержу. - Барышня-отличница, которую даже в наилегчайшую весовую категорию бокса не взяли бы из-за дефицита массы тела, проявляет свойственную ей предусмотрительность.
- Ага. А я удержу. Он из спортсменов, на тридцать лет моложе и на столько же килограммов тяжелее.
- Ну вы же сами говорите, что вас учили решать любые задачи в любой точке земного шара наличествующими силами и средствами.
- Раз учили, значит решу. Ты с ним как договорилась, кстати?
- Он по-английски понимает. У него жена наша, она учит французский, он русский, а пока разговаривают по-английски.
- Высокие отношения... Значит Клавдю с ее "Марсельезой" не зовем... Понимает, говоришь? - Алексей Романович ласково похлопал галльского гостя по плечику и произнес с вопросительной интонацией, - Жак! Жа-а-ак? Вонт ю бир?
- Нужно говорить "Ду ю вонт бир?"... - не преминула проявить свойственную ей педантичность барышня-отличница.
- Без тебя знаю. - Буркнул наш герой. - Я это учил еще в шестом классе. А твои родители вообще даже не начинали иностранный изучать. Но он меня и так понял. Видишь улыбается и головой радостно кивает? Давай его быстро "ком хиэ" на каталку и в палату к жене. А то поймет, что я его с пивом нае... э-э-э... обманул, тогда точно не удержу...

О философическом - 48...

Кстати, по причине врожденного любопытства и склонности к занятиям теоретической медициной (а так меня очень серьезные дяденьки в погонах характеризовали в свое время), почитал Указ (уже второй) о массовом награждении Орденом Пирогова и медалью Войно-Ясенецкого медицинских работников. Найти несложно, это может сделать любой.
Поскольку, по ряду причин, имею некоторое представление о наградной системе, читал их своеобразно, по-арабски. Или не по-арабски, а совсем наоборот, но это уже кому как угодно. Справа налево читал. Сначала регион, потом должность. Кстати, масса любопытного для социологического исследования...
Почему-то вспомнил любимую цитату из Гроссмана. "Младших лаборантов и лейтенантов на памятниках обычно не аттестуют...".