July 2nd, 2020

О диалогах в операционной - 289...

Да, как пел светоч либеральной интеллигенции для откосивших от армии собратьев в хорошей колыбельной (я не ошибаюсь, когда молодой человек укладывается мной, он требует две песни "Серегу Санина" и "Старую солдатскую") "Нас осталось мало, мы да наша боль". Оно нас настигло. Или догнало. Вне карантина остались только наш герой и медсестра-анестезист с соседнего стола. Я ее периодически называю именем своей анестезистки, а она меня "барышней-отличницей" именует. Один врач и одна медсестра. На два стола. И список назад не отработаешь. Но так-то нормально, Алексей Романович не зря утверждал, что он трехжильный и в стальной оплетке, как ракетный кабель, и поэтому сдохнет последним...
Последняя на сегодня с "черного" стола (они по цвету папок врачей делятся), гинекологическая. От бесплодия полечили. Шеф гинекологической службы Светлана Петровна участвует в транспортировке, но ведь и не объяснишь, что если я грамотно ухвачусь за несчастную женщину в одиночку, то мне будет заметно легче.
Привезли, перелезла, открыла глаз...
- С-с-светлана П-п-петровна, когда у м-меня р-родится девочка, н-назову С-светланой!
- Но если мальчик - Алексеем... - продолжил понятно кто.

О неполиткорректном...

Кстати, мальчик теперь болеет за "Ювентус" (который для него "Юва"), ибо Роналду. Разговоры о том, что Месси (который для него Мэсси) круче, заканчиваются жестокими обидками. Ладно, можем поболеть и за "Юву" (хотя Мэсси с "Барсой" круче).
- Эдик, там у наших этот забил... Этот... Коричневый?
- Да. Забил. Но запомни, он не коричневый, он - негр... - ответил Эдик (при посторонних "Дедик"), трепетно относящийся к фильмам А. Балабанова "Брат" и "Брат-2"...

Кстати, интересно, на насколько меня в ФБ забанят за эту запись?..