January 16th, 2020

О диалогах в операционной - 259...

Наш герой, главный герой, был преисполнен скорбных раздумий. Печалился Алексей Романович из-за того, что очередной раз не судьба попасть в анналы отечественной медицины. В аналах-то он давно, можно сказать, изначально, а вот в анналы не судьба. И все потому, что не будет очередного синдрома его имени. Как выяснилось из консультаций с неотечественными коллегами, которым Алексей Романович антипатриотично доверяет гораздо больше, чем отечественным, существование абортивной формы злокачественной гипертермии весьма маловероятно. Для непричастных поясняю, злокачественная гипертермия - это такая редкая, но смешная болезнь, провоцируемая препаратами для наркоза, если её не лечить, помирают все, а если лечить - то только четверть заболевших. А самое смешное - лекарство от неё не только дорогущее, оно ещё и на территории РФ не зарегистрировано, поэтому проблема для нас неактуальна. О том, что ближайшие лаборатории по её диагностике расположены в Кракове и Хельсинки, лучше стыдливо умолчать. Неотечественными коллегами было настоятельно рекомендовано искать respiratory volume stacking, и, как пелось в залихватской песне Исаака Дунаевского, кто ищет - тот всегда найдёт. Много пользы может принести операционная санитарка...
Невозможность увековечивания, тем не менее, не оттемнеменивает рутинной ежедневной работы.

- Итак, вы прочли информированное согласие на анестезию, подписали, вопросов нет.
- Вопрос...
- Вы меня недопоняли. "Вопросов нет" - это не вопрос. Это утверждение. Кстати, - Алексей Романович внимательно разглядывает подпись, наклонив голову вправо, потом переворачивает листок вверх ногами и снова внимательно разглядывает подпись, - Экая у вас подпись витиевато-затейливая! Не в полиции служите?
Почему-то смущается под внимательным взглядом поверх очков.
- Сейчас нет...

А ведь Алексею Романовичу не раз говорили и продолжают говорить, что со своими шутками он помрет не своей смертью. Но внимательность и немного логики тоже никто не отменял.

О радостных новостях...

"(Казань, 11 января, «Татар-информ», Валерия Белова). Министр здравоохранения Татарстана Марат Садыков помог женщине, которая потеряла сознание на борту самолета, летевшего из Дубая в Казань. Информацию ИА «Татар-информ» подтвердили в пресс-службе ведомства.
Когда одной из пассажирок стало плохо, бортпроводник по громкой связи спросил, есть ли на борту врач.
На просьбу о помощи откликнулся Марат Садыков. Он привел женщину в чувство, использовав кислородный баллон.
Дальнейшая медицинская помощь женщине не потребовалась, самолет она покинула самостоятельно".

Порадовался. До сих пор у нас было два... э-э-э... сначала хотел употребить слово "клоуна", но, по ряду причин, передумал, и решил употребить слово "самолетных спасателя" - Скворцова и Розенбаум. Теперь третий завёлся. Да не простой, а с кислородным баллоном...

Кстати, о внимательности и логике - самолет-то из Дубая... Что там у нас было про запрет госслужащим за границу?