January 14th, 2020

О диалогах в операционной - 258...

Накануне (Накануне - это не роман И.С. Тургенева, которого вызвал на дуэль пьяница, хулиган и участник пары войн, а также малоизвестный литератор Л.Н. Толстой, который заступился за трусоватого бабника и игрока Н.А. Некрасова. Тургенев на дуэль не явился):
- Романыч, а кто сегодня вахтенный? - главный врач Частной Онкологической Клиники Олег Константинович (ну, кому Олег Константинович, а кому и Олег) внезапно заинтересовался личностью дежурного врача. Кстати, недолгое и боком прошлое Алексея Романовича приносит свои плоды - дежурного почти все называют "вахтенным", а утренний рапорт - "рапОртом". Ничто на земле не бывает зря и не проходит бесследно, в т.ч. и учеба на военно-морском факультете.
- Я, а что? Хотел сказать, где коньяк оставил?
- Коньяк там же, где и всегда, а на девоньку из первой палаты глянь. Сестры сказали, что разговаривать ни с кем не хочет, мужа гонит, на ребёнка по телефону орет.
- Думаю, узнать в тридцать лет, что у тебя рак - это является приятным сюрпризом. Впрочем, не суетись, заговорит. У меня все говорят. Коньяк, значит, где и всегда?..

Сутки спустя:
Операция была в разгаре, когда главный врач Частной Онкологической Клиники, вспомнил о судьбах Родины.
- Романыч, ну как разговорил барышню?
- А ты сомневался? Ясен хрен разговорил, даже мужа до себя допустила. Но лучше бы она молчала.
- Чего так?
- Да зае... э-э-э... замучила она меня вопросами о народных методах лечения рака типа настойка мухоморов.
- А ты?
- А я хотел её на... э-э-э... насовсем послать, но как-то нехорошо. Поэтому подойди и ещё раз расскажи про иммуногистохимию и последующее лечение.
- Три раза рассказывал уже.
- Значит, в четвёртый расскажешь.
- У меня была одна бабонька. Полечила рак народными средствами. Только эта дура, бля - Олег Константинович тоже с удовольствием употребляет неопределённый артикль - вместо мухоморов употребила бледную поганку.
- Зачем? - удивилась операционная сестра Клавдя. Это Алексей Романович уже давно не удивляется гениальности человечества.
- Да хер её знает. То ли мухоморов не нашла, то ли решила, что бледная поганка покрепче будет. А ведь лечибильный рачок был. Может и до сих пор бы жила.
- Шкафа с коньяком у неё не было. - Сделал свой, как всегда мудрый вывод Алексей Романович...

Вместо морали:
А кончилось все это тем, что в Частной Онкологической Клинике завели своего психолога. Точнее, психологку, если говорить современным политкорректным языком. Во время представления которой, отмороженный на всю голову шеф анестезиологической службы истошно завопил "Я не хочу об этом говорить!". Ладно хоть коньяк не начали прятать...