November 27th, 2018

О диалогах в операционной - 191...

В трудовом коллективе Частной Онкологической Клиники с юношеским задором обсуждается обсуждение деталей предстоящего новогоднего корпоратива. Женскую часть волнуют наряды и с кем зажжет Алексей Романович. Алексея Романовича, кстати, тоже интересует вопрос, кого он, несколько изменив сознание этаноловым образом, может ухватить за жопу - юристов или бухгалтерию? Вопрос остаётся открытым... А ещё его несколько волнует другой вопрос, почему в тех организациях, которые он именует "муниципальными учреждениями здравоохранения" на то, что в тех организаях именуют "новогодними корпоративами" загоняют по разнарядке, а присутствие заведующих и старших сестёр обязательно?

- Алексей Романович, а вы чего только для хирургов конкурсы придумываете? Вы участвовать ни в чем не хотите? - операционную сестру Клотильду, как любого гражданина России вонуют вопросы социальной справедливости.
- Хочу. Я Деду Морозу стих прочту. Белый.
- Матерный?
- Ты забыла, что я не только экзистенциалист и эклектик, но еще и эстет. Поэтому не надо ждать от меня массы вариантов про Дедушку Мороза с бородой из ваты. Стих будет белый. Вполне приличный. Со стула. С выражением. И он мне конфету даст. - Алексей Романович начинает репетицию. Сейчас он прижал руки по швам поднял голову, чуть повернул подбородок направо, сомкнул ноги, выгнул колени назад и звонко объявил - А сейчас я прочту информированное согласие на операцию!
Потом он продолжил в предварительно занятой позиции:
- Я осознаю, что любое оперативное вмешательство связано с риском для здоровья и жизни. Понимаю, что во время анестезии, операции или после них могут появиться непредвиденные неблагоприятные обстоятельства, а именно (тут голос начал постепенно повышаться, симулируя драматичность) аллергические реакции на анестетики; недостаточная глубина анестезии вследствие индивидуального снижения чувствительности к анестетикам; травма гортани, ротоглотки, носоглотки; (громкость достигла своего пика, одновременно начались размашистые движения сжатой в кулак правой рукой в ритм чтению как, у Евгения Евтушенко ну, или как во время онанизма) экстракция,то есть выбивание передних зубов; обострение и декомпенсация течения хронических сопутствующих заболеваний; (а теперь взмах правой рукой сверху вниз и взгляд строго вперед) интраоперационная летальность, то есть смерть... - и вновь заговорил чуть подумав - Я уверен, что Дедушке Морозу мой белый стих понравится...