October 29th, 2018

О диалогах в операционной - 185...

- А чего рыдаем? Все будет хорошо. - понятно, что это не я успокаивающе беседую. Я, согласно заветам одного отчисленного студента казанского университета, иду другим путём и молча - путём минимизации времени пребывания чоловiка или женщины в операционной в сознании путём а) введения стандартного набора шприцев с медикаментами и б) устранением из процесса какого-либо клинического мышления. Дошли до полутора минут, можно и ещё, но есть ощущения об ущербе качеству лечебного процесса.
- Я знаю, что все будет хорошо. Просто на соседку насмотрелась. - нет, все-таки придётся влезть в беседу.
- Глядя на соседку, плакать надо было до операции. А после операции надо восхищаться мастерством анестезиолога, умеющего проводить наркозы пациентам с критическим ожирением. - ну, и хватит. Крибле, крабле, крубля. Все, бля. Спать, бля.

О вековом юбилее...

Кстати, как-то достали изображения комсомольского значка на открытках в разных вотсапиках. А у меня, между прочим, и партбилет среди прочего в бумагах валяется (не жёг, когда модно было и поэтому подарю молодому человеку, когда подрастёт), а, значит, я в то время стоял на более высокой ступени общественно-политического развития. И как человек общественно-политически развитый хотел бы напомнить, что секретарь комсомольской организации, наличествующий в звании капитана в каждой части, в моё время был лицом достаточно париеобразным и носил погоняло "микрозамполюга", что, в общем-то, характеризует. Все остальное сублимация...
Но! Никто из впоследствии создаваемых - ни крепкая ликующая гопота, ни самоорганизованная толпа креативных хипстеров с айфонами и близко не подошли даже к той, уже застойной структуре. И никогда не подойдут. Это чтобы понятно было, какие когда-то, очень давно - "очень давно была такая страна СССР"(молодой человек очень давно, когда ему было пять лет) - какой импульс этой организации был задан при создании и какие задачи эта организация могла решать...
Вместо морали: Кстати, а в мою бытность военно-медицинским бурсаком в звании рядового, но на офицерской должности слушателя и с окладом жалованья 95 рублей, партийные-то взносы были поменее комсомольских.