October 24th, 2018

О диалогах в операционной - 183...

- А воздух в вену не пойдёт? - пациентка-мечта врача, потому что заботится о своём здоровье, встревоженно, точнее очень встревоженно, интересуется по поводу заканчивающейся бутылки с раствором какой-то соли, вливаемым в вену у подошедшего к ней доктора, периодически очень любящего представляться "Здравствуйте! Меня зовут добрый доктор Ганнибал Лектер!".
- Воздух? В вену? - добрый доктор тоже очень встревоженно смотрит на бутылку с раствором какой-то-то соли. - Фигня... Здесь всего двести пятьдесят миллилитров. А во время кессонной болезни, случающейся при декомпрессии вследствие резкого всплытия с глубины до трёх литров газа в крови вскипает и то помирают не все. В моем высшем учебном заведении так учили. Кстати, забыл предупредить - это был совсем не медицинский институт...

- Умеете вы, Алексей Романович, человека успокоить, - радует слух доктора комплиментом операционная сестра Клавдя.
- Умею. Поскольку помню, что доброе слово и кошке приятно, - соглашается с комплиментом добрый доктор. - Кстати, о кессонной болезни. Клавдя, помнишь фильм "72 метра", испоганивший книгу хорошего писателя Покровского?
- Помню, - понятное дело помнит. Кто же его не помнит?
- Так вот утверждаю, что хрен бы герой Маковецкого всплыл живым с семидесятиметровой глубины. И я бы хрен всплыл, хотя меня этому учили. Теоретически...

Вместо морали: Кстати (я считаю, ровно три раза), вверенный мне личный состав рАпорт уже привык называть рапОртом практически единогласно.