September 25th, 2016

Об отношении вменяемых людей к политике...

"Выпрямляйся, барабанщик! - уже тепло и ласково подсказал мне все тот же голос.
- Встань и не гнись! Пришла пора!" (А.П. Гайдар)

Следует заметить, что служба в медицинской службе - это не служба в пехотной службе. Не санатория, конечно, но и не "естьтакточноникакнетура-а!". Полегче. Есть свои нюансы в перманентном состоянии "быть приданным", но саперы с связистами тоже так обретаются. К тому же медики - одни из немногих тыловиков, априори пользующихся уважением в, так сказать, боевых частях и чтобы этого уважения лишиться - нужно приложить определенные усилия. Подразделение отдельное с прямым подчинением штабу опять же.
С учетом всего выжеизложенного, с отпусками у наших зольдатов тоже было попроще. Таким образом два выходца из коренных московских интеллигентных врачебных семей - профессиональные фершалы с профильным образованием Гриша и Вадик - отправились в очередной декретный краткосрочный отпуск на 10 дней без дороги в столицу нашей необъятной Родины. Отдохнуть от боев и невзгод, психологически развеяться. А Вадик еще и свежеимплантированные под кожу шары обкатать...
Эту не очень веселую пару вернувшихся отпускников я застал на крыльце нашего медпункта, одного из старых зданий на территории части, по изустным легендам построенных для 17-го Нижегородского драгунского полка - погуляли эти драгуны во время расширения Империи по тогдашнему Южному Кавказу лихо и от души. Краем уха я услышал, как столичный франт Григорий рассказывает окружившим его провинциалам:
- Вот они мне и рассказывают, как мы тут демократию и гласность угнетаем...
- И родители? - Живо интересовались потрясенные происходящими в стране переменами мобилизованные рабоче-крестьяне.
- Родители тоже... - Грустно подтвердил Григорий.
- Погоди... - Вмешался я в разговор. - Ты хочешь сказать, что родители, вместо того, чтобы на радостях бежать в магазин за пузырем для ненадолго приехавшего из этнографической эспедиции сына, начали ему политинформацию проводить?
- Ну да... - Грустно согласился Гриша. - Лучше бы и не ездил, с вами веселее.
- Странный вы народ, московские интеллигенты... - Правда вместо слова "странный", в этой сентенции было применено несколько другое, более подходящее для закрытых мужских коллективов. Дружное ржание провинциальных рабоче-крестьян и грустное кивание столичных работников ножа и топора скальпеля и зажима я расценил как согласие...

Гриша мне все предлагал ординатуру в Бакулевке через родителей устроить, если уволюсь. А я не поехал.Может и зря...

Вместо морали: А это тот самый нижегородский драгун времен Шамхорского сражения в парадной форме



Кстати, как говаривал император Александр II: «Нижегородцев я считаю своим первым кавалерским полком». Не гусар каких-нибудь. И не кирасир двухметровых. А все Кавказ.