September 16th, 2016

О совершенствовании (в общем-то тоже философическое)...

Дотерпел! Два месяца синекуры - ежепятилетнего подтверждения сертификата на кафедре института усовершенствования (я и не знаю как он сейчас называется, но это неважно, ибо как в том старом анекдоте "ссуть-то оне все равно в песок"). Следует учесть, что тусовка у нас процентов на 70 постоянная, и встречаемся мы каждые пять лет начиная аж... э-э-э... с января 1991. Ну да, ну да. Вильнюсская телебашня и первая иракская.
Кто-то расплылся, кто-то исхудал. Кто-то держит форму. Уже сложившиеся микрогруппы, поэтому с кем-то обнимаемся, кому-то просто жмем руки. Мальчики целуют уже не всех девочек и не стесняясь надевают очки. Девочки не строят глазок мальчикам. Ну почти.
- А помнишь....
- Рак легкого. Метастазы в позвоночник.
- А-а...
- Спился. Окончательно спился. Цирроз.
- А...
- Он раньше проучился. У них реорганизация какая-то.

- О-о! Привет, Леш!
- Привет, Зиннур!
Один из тех, с кем я особо близок. Да, под замес по поводу материнской смертности мы попали в один год, хотя и по разным поводам. Кстати, тот год вообще для нашего герцогства особо урожайным случился - мы тогда первое место в чемпионате России заняли. А общее знание, что такое разборы, опросы и допросы - оно того... объединяет. И сплачивает.
- Ты где?
- Все там же, в ротдомике. Агонирует ротдомик. Скоро закроют. А ты?
- Ушел с заведования. Переехал. Сейчас в Самом Главном ротдомике. Простым врачом.
- И как?
- Спокойно. Никуда не лезу. Принял правила игры. Ты все воюешь?
- Иногда. Реже, чем хочется.
- Брось. Ничего не изменишь. А мы с тобой полное мелирование уже заработали...

Вместо морали: Думал, что вместаморали не будет. Будет. Как же без нее. Кто-то обратит внимание на средний возраст пехоты из неотложки? Родина, кстати, анестезиологам, независимо от места работы, день за полтора считает и похоже не зря. Через 5 лет нас будет еще меньше.