July 12th, 2016

О забыто-историческом - 37...

Вот опять железнодорожная катастрофа. В Бари. Люди погибли. Плохо. А я вновь вспомнил один из самых любимых во время учебы предметов - ТМЗ - и подумал, что Бари, все-таки, город очень невезучий. Мало кто, кроме изучавших этот забавный предмет, знает, что именно в Бари во Время Второй мировой случилась самая результативная химическая атака с использованием отравляющего вещества кожно-нарывого действия - иприта. Количество погибших от газовой атаки посчитать было сложно, но измерялось оно сотнями, причем пострадали как военные моряки, так и мирное население, включая детей. Бомбили, понятное дело, немцы. 2 декабря 1943 года 105 бомбардировщиков Ju 88A-4, взлетевших из Милана, потопили в порту итальянского города Бари 28 итальянских, американских, британских, норвежских и польских грузовых судов. Ещё 12 кораблей получили повреждения. Потери немцев ограничились одним бомбардировщиком. А вот иприт был, увы, американский. Транспорт «Джо Харви» перевозил химические бомбы без взрывателей, снаряжённые ипритом. Вот они (бомбы) и покололись. Фото горящих судов есть.



В нашем учебнике, который не для массового читателя, была другая фотография - моряки, плавающие в воде бухты, покрытой маслянистыми пятнами. Не, то, что пятна маслянистые, на фото не видно, но это же известно каждому интеллигентному человеку. В связи с режимом секретности, информации о наличии иприта не была распространена среди врачей, оказывающих помощь, хотя мне кажется на результат лечения это не повлияло, ибо специфического антидота у иприта один хрен не было, нет и уже не будет.
Кстати, 12 февраля 1960 года произошел взрыв корпуса в цехе по производству иприта на заводе №96 в городе Дзержинск Горьковской области (впоследствии – ПО «Капролактам»). Погибли 24 человека.



По непроверенным агентурным данным, наш начальник (нет в армии, авиации и на флоте заведующих) кафедры ТМЗ полковник м/с Филинов в т.ч. и на материалах этой аварии защищал диссертацию.

Вместо морали: Именно с Филиновым, у которого я в любимцах ходил, связан один, внезапно вспомнившийся по ассоциации с Бари, диалог.
- Чем пахнет, товарищи слушатели? - поинтересовался наш полковник на самом первом занятии, поставив в вытяжной шкаф пробирку с темно-коричневой и именно что маслянистой жидкостью.
- Горчицей, тащ полковник! - гордо проорал я, успев первым из взвода засунуть голову в шкаф.
- Двойка. С отработкой. - невозмутимо произнес Филинов. В любимцы за знание антидотов и умелое пользование радиационной линейкой (сейчас ведь уже наверное не смогу радиационную обстановку на карту нанести) я к нему попал чуть позже.
- За что, тащ полковник? - я помалкивал, но заинтересованно канючить для выяснения обстановки начал весь взвод.
- Чтобы с первого занятия усвоили - ничего в вытяжном шкафу без противогаза не нюхать! В противогазе лучше тоже ничего не нюхать... Был бы не имитатор, с вас бы, товарищ слушатель... - Он выразительно посмотрел на меня - ...можно было снимать мерку. Потому что при таком вдохе лечить уже бесполезно...