June 15th, 2016

О литературоведческом - 54...

Вообще-то навеяно перманентно плюющимся при неумелом курении исторически аутентичных американских сигарет без фильтра Даниилом Страховым в роли Исаева (Владимирова, а также Штирлица) в одноименном сериале.
Между прочим, советский писатель Голиков Ляндрес, широко известный под псевдо Гайдар Семенов и явно допущенный в те архивы, куда обычного писателя хрен пускали и пускать будут, с исключительной дерзостью и особым цинизмом постебался над своим советским читателем. Ибо под фамилией Владимиров на Украине и под фамилией Исаев в Таллине при расследовании дела Гохрана (а позже в Забайкалье в штабе барона Унгерна) работал Яков Григорьевич Блюмкин, широко известный тому самому своему советскому читателю по ранению в жопу охраной немецкого посла Мирбаха после его убийства в 1918. Ну да, ну да, тот самый Блюмкин, который приятель-собутыльник всей российской бохэмы от Гумилева до Есенина и товарищ Рериха по гималайской экспедиции. А еще комиссар штаба Гилянской Красной Армии (ага, "Шаганэ ты моя, Шаганэ" тоже оттуда), нелегал в Афганистане, представитель ОГПУ в Монголии, Индии, Тибете и Китае, резидент на Ближнем Востоке и в Турции. Резонно шлепнутый в 1929 за слишком бодрые связи с высланным Троцким, любимцем которого, собственно, и являлся.
Кстати, о допуске в те самые архивы - всем давно известно,что Штирлиц персонаж выдуманный. Только почти никто не знает, что в марте 1945 в Швейцарии покончил жизнь самоубийством недавно приехавший из Германии профессор-историк доктор Фальке. Это в старых подшивках раскопал кто-то из живущих в Швейцарии штирлицефилов. И я сомневаюсь, чтобы Семенов-Ляндрес сидел над старыми газетами в Швейцарии, ведь швейцарским языком-то он не владел... Впрочем бельгийским и югославским тоже.

О методологических подходах...

Как-то в последнее время усилились идеологические битвы между низкопоклонствующими перед Западом сторонниками медицинских стандартов и явно славянофильски настроенными сторонниками особого пути - клинического мышления, являющегося основой отечественной медицинской школы. У меня мыслей нет, одни соображения и цитаты аж с V съезда КПСС анестезиологов в Москве в 1995 году (кстати, поездку мне оплатил разработчик пропофола им. М.Джексона, тогда еще британская "Зенека").
Ну дык вот - именно там я и узнал, что введение в практику во всех отделениях анестезиологии США т.наз. "Гарвардского" стандарта интраоперационного мониторинга с обязательной пульсоксиметрией (определением насыщения крови кислородом) в 1986 году позволило снизить анестезиологическую летальность с 1 на 50 000 случаев анестезии до 1 на 200 000 случаев. А у нас местами до сих пор клинически мыслят, цветовосприятием глазика определяя совсем ли синий клиент или еще не очень.
Да, чуть не забыл - цифирок этой самой анестезиологической летальности у нас тоже так никто и не озвучил. Несколько лет тому назад на узкоспециализированном форуме на основе личного опыта и личной же выборки несколько товарищей из абсолютно разных регионов России ее примерно прикинули. Ну чо сказать - а цифирки-то были не просто одного порядка; местами они почти совпали. Так что, учитывая отсутствие сговора, можно говорить о достоверности подсчетов. Вот только озвучивать я эти цифирки не буду. Чтоб клевету не инкриминировали.