March 12th, 2016

О забыто-историческом - 31 (ч.2)...

Ну что, продолжим о комиссарах госбезопасности? Продолжаю периодически, когда время позволяет - ибо работ у меня четыре (точнее три, но одна в двух филиалах), да и годы несколько не пионерские - поглядывать в свою табличку с этими реальными пацанами.
Итак, из трех Генеральных комиссаров госбезопасности, при железном наркоме Николае Ивановиче Ежове было подвергнуто специфической для того времени ротации одно лицо - Генрих Иванович Ягода, счастливый обладатель резинового искусственного полового члена и коллекции порнографических открыток, изъятых при обыске. 33 и 3 в периоде процента.
Из девяти комиссаров госбезопасности первого ранга  (а это примерно генерал-полковники по-нынешнему) были утилизированы шестеро. Две трети.
Из девятнадцати комиссаров госбезопасности второго ранга при Николае Ивановиче к стеночке прогулялись восемь человек. И один, начальник Иностранного отдела Главного управления государственной безопасности НКВД Абрам Аронович Слуцкий, вроде как отравлен. Итого недосчитываемся меньше половины.
И, наконец, из девяноста трех комиссаров госбезопасности третьего ранга при железном наркоме было ротировано тринадцать человек. Двое застрелились в ожидании ареста. И еще двое, начальник УНКВД по Западно-Сибирскому краю Василий Абрамович Каруцкий и начальник УНКВД по Харьковской области Соломон Самойлович Мазо, застрелились не желая выполнять план по репрессиям и оставив соответствующие записки. Были исключены из партии посмертно. Что характерно, партийными руководителями, составлявшими этот план (и требовавшими его увеличения) у первого был несгибаемый латышский революционер, впоследствии справедливо шлепнутый при Лаврентии Павловиче, Р.И.Эйхе, а у второго - впоследствии несгибаемый борец со сталинизмом, шлепнувший Лаврентия Павловича, а тогда первый секретарь КП(б) Украины Н.С.Хрущев. Вот один из этих комиссаров в пыльных шлемах, начальник УНКВД по Дальнему Востоку Генрих Самойлович Люшков оказался самым хитровыделанным и, предвидя свой арест, сдернул через границу. В Маньчжурию. К японцам. Делиться секретами. Прожил он аж до 1945 года.

А вообще стало любопытно, какие должности железный нарком освобождал? Если отбросить начальник Специального отдела ГУГБ НКВД СССР (это шифры), начальника и заместителей Дмитровлага (крупнейший к Москве лагерь с заключенными), начальника ГуШосДора, начальников Особого, Экономического, Иностранного, Транспортного и Секретно-Политического  отделов Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, а также председателя общества "Динамо" (куда же без него), то получается любопытная картина. Я так увлекся, что даже про старших майоров госбезопасности посмотрел.
Итак, за два года руководства наркоматом, Николаем Ивановичем были заменены: наркомы внутренних дел Казахской ССР, Белорусской ССР, Украинской ССР, Узбекской ССР, Таджикской ССР, Туркменской ССР; заместители народных комиссаров внутренних дел Азербайджанской ССР и Украинской ССР; начальник Особого отдела НКВД Белорусского военного округа; начальники Управлений НКВД по Ленинграду, Московской области, Калининской области, Дальнему Востоку, Восточно-Сибирскому краю, Западно-Сибирскому краю, Сталинградскому краю, Свердловской области, Татарской АССР, Саратовскому краю, Северо-Кавказскому краю, Горьковскому краю, Азово-Черноморскому краю, Ленинградской области, Кировской области, Северному краю, Западной области, Курской области, Харьковской области, Крымской АССР, Днепропетровской области, Оренбургской области, Одесской области, Омской области... Это я еще простых майоров госбезопасности не смотрел.
Однако, неудачно лечившийся электричеством от гомосексуализма железный нарком, воспетый казахским акыном Джамбулом Джамбаевым, явно ставил своих людей на ключевые точки. Шверпункты, говоря языком блицкрига. Мне так кажется.
UPD: Нашёл у себя ошибку. Одним из двух, оставивших записку о нежелании участвовать в репрессиях был не Каруцкий, а Матвей Самойлович Погребинский, начальник УНКВД по Горьковскому краю.