January 20th, 2014

О реформаторах-пропагандистах (постскриптум)...

Только сегодня объяснял девушке Гузели, решившей перебраться из частной медицины в государственную, что метод управления здравоохранением один - кнут. Пряники, конечно, тоже бывают, но они распределяются как правительственные награды - по разнарядке и согласно вертикали власти. Так что ей даже черствых крошек ожидать смысла не имеет. Практически убедил, ибо временные помутнения рассудка лечатся только словом.Collapse )

О вопросах языкознания...

Думается мне, что студенты-медики первого курса на протяжении последних лет пятидесяти-то точно, еще не представляя себе из чего в основном состоит медицина вообще и человек в частности, не обмяв свой первый халат, не обретя всей вальяжности обстрелянных бойцов второкурсников и уж, тем более, не получив всей полноты знаний, присущей исключительно третьекурсникам, уже с гордость повторяли после второго занятия по латыни передаваемую из поколения в поколение мудрость "Lingua latina non penis canina" (особенно красиво из уст первокурсно-медиков звучало слово "penis"). Кстати, в переводе это звучит так "Латинский язык не хер собачья". Именно "собачья". Потому что прилагательное "собачий" мужского рода (принять существительное "penis" за существительное женского рода - оно как-то уж совсем не того...) должно иметь окончание -us. И звучать эта пословице-поговорка должна так: "Lingua latina non penis caninus". А чтоб совсем уж по латыни звучало, можно бы добавить в конце и глагол "est". теряя рифму, но приобретая совсем глубинный смысл о родах анатомических образований. Впрочем латынь, вместе с этой пословицей, после сдачи дифзачета в конце первого курса скрывается где-то в глубинах памяти и всплывает редко. Но метко...
Collapse )