nadie_escribe (nadie_escribe) wrote,
nadie_escribe
nadie_escribe

Category:

О коллективном разуме...

"Встань пораньше, встань пораньше, очень рано,
Только утро замаячит у ворот,
Ты увидишь у ротдома как помятый дежурант
С сигариллой на крылечке кофе пьет.


Будет вечер, и покоем ты обманут.
Темнота на мостовые упадёт,
Но вглядись, и ты увидишь - у ротдома дежурант

С сигариллой на запреты (курения, понятно) хрен кладет."
(Моя производственнпя адаптация стихов сына
первого секретаря Нижнетагильского горкома ВКП(б))

Эдакая плавная размеренность течения процесса оказания медицинских услуг в государственном секторе маскирует осознание, что медицина критических состояний, коей я занимаюсь, иногда может показать. Когда зубки, когда жопу. В эту празнично-межпраздничную первую майскую декаду она решила показать хоррор и саспенс. А также треш, угар и содомию (в профессиональном смысле). Каждое дежурство протекало героически, с полным набором мечт каждого анестезиолога - от втыкания подключка [Внутренний монолог голоса из средней черепной ямки - Расслабился, бля ("бля" - это неопределенный артикль)? Забыл когда последний раз ставил? А ведь твой когдатошний личный рекорд в 56 секунд по секундомеру от укола кожи до затыкания пробки вряд ли побит... Хотя себе не ври - местное обезболивание пока вы рекорды ставили вряд ли всегда было достаточным] до трудной, вернее невозможной, интубации [Внутренний монолог голоса из средней черепной ямки - А ведь если бы не спи... э-э-э... не перераспределил однажды в свой, вернее муниципальный, ротдомик i-gel-"четверку", стоимостью около трехсот рубликов, и не читал гайдлайна DAS, то кончиться все это могло совсем по- другому.]. Ну и любимая акушорская игра в две трубы - это когда из одной выливается, а в другую наливается, а мы ждем, когда оно само пройдет, забыв, что выливается биологически активная неньютоновская жидкость, ну а наливается что есть под рукой - как без нее. Так что удовольствия были на любой вкус - и с арбузом, и со свиным хрящиком.


Дежуоство было меняным. Причем меняным не по моей инициативе, но кто ж знал? Смену я принял уже в операционной. Как раз в разгар той самой вышепоименованной игры в две трубы. А текло весело. И с паникой. Но тут главное всех делом озадачить - кого волюнтаристски (ибо слушаются того, кто уверенно командует) на телефон для общения со станцией переливания назначить, кого на хрен из операционной послать. Присланную из соседнего социального хосписа жертву с соответствующей группой крови в дело употребить. Третий венозный доступ наладить. Наркоз на повторную операцию (ага, сподобились таки!) начать. Потом привезенные компоненты крови, не отходя от изголовья, на совместимость определять. В общем не скучно. Можно даже сказать, что весело. И все это уже за гранью компенсаторных возможностей.
- Чего-то у нее лицо заострилось, Алексей Романович! - Это меня моя анестезистка приободрила, напомнив профессиональную примету про заострившееся лицо.
- Не ссы! Извернемся... - Это уже я поддерживал моральный дух, хотя вспоминалась не менее профессиональная поговорка "кто последний - тот и папа". Последним по-любому выходил я. Но зато дежурство проистекало как-то побыстрее.

Вот так, с шутками и прибаутками шесть часов и пролетело. И долили. И моча таки пошла. И даже с искусственной вентиляции легких потихоньку сдернули - дышала уже сама, слегка понюхивая кислород. В десять можно было быстренько закидать в себя принесенные из дому белки, жирки и углеводики, да и приступить ко второй, не менее значимой части Мерлезонского балета: написанию бумаг о сделанном и использованном, ибо основная задача любого нашего лечебного учреждения - это производство говна и бумаги. Но оторвали. Получив соответственные доклады по инстанциям, наш главный, слуга народа в трех лицах - организатор здравоохранения, ученый и депутат - решил оказать интеллектуальную поддержку  [Внутренний монолог голоса из средней черепной ямки - А чо это он состоянием дел наших скорбных озаботился? Никак подтверждаются полученная инсайдерская информация о предстоящем кадровом росте?], очевидно, позабыв Чернобыльскую народную мудрость "Одна голова хорошо, а две - мутация". Поддержка должна была проявиться в проведении консилиума с участием двух его замов из наличествующих восемнадцати. Т.е. к нам было направлено 11,11% всей больничной интеллектуальной мощи. Замы были нужные, один - по реанимации, всю жизнь кардиореаниматологом при инфарктах проработал; вторая - зам по нашему социальнохосписно-ротдомиковскому комплексу, тоже утверждает что из этих... из кардиологов. [Внутренний монолог голоса из средней черепной ямки - Интересно, а они сами действительно уверены, что могут присоветовать что-то полезное?]. Ну ладно, идти надо. А вот молчать... А зачем молчать - это ж консилиум?

- А что у нее после первых родов зрение ухудшилось? - Это кто-то из них анамнезом интересуется.
- Мозг дело темное. Я вот после контузии вообще в анестезиологи пошел. Теперь вот с вами сижу... - Это я высказываю свое авторитетное мнение.

- Та-ак. Пишите Артемида Анасовна! - Это опять кто-то из начальников.
- А что писать? - Подает голос докторица, работающая писцом.
- Консилиум есть продукт перистальтики коллективного мозга, направленный на снижение внутреннего давления в коллективном черепе... - Это опять я формулирую первую фразу. Акушорская начальница таращит мне страшные глаза. А по хрену.

Потом они сняли кардиограмму. И в чеиыре глаза ее рассматривают.
- Боитесь, что от инфаркта помрет? - Как работающий над собой доктор, я должен быть любознательным. - Ну что нет блокады правой ножки пучка Гиса?

Так, весело и с огоньком пролетело еще 45 минут. Я, по причине стервозности характера, отказался писать направление на перевод в основной корпус - а смысл, если женщина стабильна? Потом они вместе с акушорской начальницей еще долго щебетали на выходе, по-свойски называя главного "шефом". А я, отойдя на несколько метров в сторону внаглую курил сигариллу "Corsar", выпуская дым в их сторону. Сделали вид, что не заметили.

Писать писульки я закончил в два. А в четыре снова подняли. Ну ладно, это дело житейское.

Зам по реанимации повторно появился в нашем ротдомике уже когда я выходил. Он меня с трудом узнал в партикулярном-то платьишке.
- Ну как?
- Написал "средней тяжести". Хотя вообще-то уже удовлетворительное.
- Вот! Молодец!
- А то я сам этого не знал...

Вместо морали: Как рассказал преподаватель из Архангельского меда - они своих ординаторов в акушерскую анестезиологию не допускают, пока те зачет не сдадут по моему переводу хендбука Датты "Obstetric Anesthesia". Почему-то подумалось, что поморские анестезиологические ординаторы мне за это сильно благодарны...
Tags: Записки поюзанного врача, Медицина
Subscribe

  • О философическом - 51...

    Видимо старею. Потянуло на мемуарную литературу. Увлекся мемуарами околореволюционной околотроцкистской околокоминтерновской шушеры типа жены т.…

  • О философическом - 50...

    Кстати, а мне все больше и больше непонятно - с чего бы те, кому положено, не объявили Чикатиллу узником совести и борцом с кровавым тоталитарным…

  • О философическом - 49...

    В ленте уже второй появляется. Об отсутствии ковида со ссылками непонятно на кого. Мне своих покойников из ближнего круга и тестя, списанного за…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • О философическом - 51...

    Видимо старею. Потянуло на мемуарную литературу. Увлекся мемуарами околореволюционной околотроцкистской околокоминтерновской шушеры типа жены т.…

  • О философическом - 50...

    Кстати, а мне все больше и больше непонятно - с чего бы те, кому положено, не объявили Чикатиллу узником совести и борцом с кровавым тоталитарным…

  • О философическом - 49...

    В ленте уже второй появляется. Об отсутствии ковида со ссылками непонятно на кого. Мне своих покойников из ближнего круга и тестя, списанного за…